Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность


    Борьба с Членсом


    33.

        Цмип и Слад вышли из белого куба; Цмип лениво почесывал собственный шпиль одной из своих четырех рук. Стояло светлое утро. Слад бегло осмотрел тихую поляну, потом отрывисто свистнул. Тотчас же, из коричневых кубов высыпали прыгающие солнышки, послушно выстраиваясь в длинную, ровную шеренгу.
        - Замри! - скомандовал вставший во главе шеренги Бедрила, затем резко прыгнул вперед и сам замер напротив довольного, улыбающегося Слада.
        - Вся уйма солнышек выстроена по вашему свистку! - отчетливо отрапортовал Бедрила, вытянув перед собой верхний щуп. - Старший - Бедрила. Каковы приказания?
        - Расслабьтесь, - негромко сказал Слад, а потом чуть слышно проговорил, повернувшись к Цмипу: - Видишь, какое войско? Просто прелесть! И все оно твоё! Наше!
        - А зачем оно мне? - спросил Цмип.
        - Тише, они могут услышать! Я ж тебе все рассказал. Неужели, опять?..
        - Да нет, нет!
        - Ну хорошо, сейчас я тебя представлю, а ты уж им чего-нибудь порасскажи: про Соль, про себя, про них... Ну и вообще, что хочешь. Главное, чтобы они почувствовали твою мощь и свою необходимость, значимость. Они нам пригодятся. Я их уже слегка встряхнул и преобразил, а то они тут уже почти полностью одурели от вечной скуки, блеклого однообразия и от этой их маразматической почвы... Тьфу, гадость!
        - А влаги ты им не давал? - ревниво спросил Цмип.
        - Еще чего! - возмутился Слад. - Обойдутся! Влага - это для нас, для таких, как мы!
        - Расслабьтесь! - зычно рявкнул Бедрила.
        Все солнышки одновременно неторопливо присели на корточки своих трех нижних щупов.
        - Друзья мои! - воскликнул Слад, при этом из его рта вырвался всполох ярко-оранжевого пламени. - Время пришло! Я счастлив представить и продемонстрировать вам Мессию, который не далее, как вчера, спустился к нам с великих небес! Вы же помните, как я вам говорил, что я - только предтеча идущего за мной, и что не мир я принес, а луч? Так вот, он пришел!!
        Слад гордо указал на смущенного Цмипа.
        - Помним, помним, - хором отвечали солнышки.
        - Прекрасно! И вот он здесь - перед вами, он явился к вам, пришел, упал!.. Он - высший, он - великий, он... скукомор. светонос, боголюб, в конце концов, если можно так выразиться! Его зовут Цмип, и он даст вам, наконец, то, чего вы так долго ждали, погрязши в своей скуке и маразме! Он покажет вам цель, путь, смысл и начнет веселую, интересную войну! А за что, и против кого, он вам сейчас объяснит. Слушайте его внимательно и смиренно; трепетно внимайте каждому его звуку и жесту; ведь то же - Месия, считайте, что сами небеса приблизились к вам и толкуют с вами о том, о сем!.. Ясно?
        - Несомненно, - в предвкушении грядущих фраз Цмипа ответил, выражая общий настрой, Бедрила.
        - Ну, давай, - тихо прошептал Слад Цмипу, - объясни им свое назначение и их задачу, преподай им урок каких-нибудь таинств, вруби их в себя и в их собственную суть, покажи им их главную загвоздку! Ты же - звеязд?.. Ты можешь...
        - Но я... - обескураженно начал Цмип.
        - Головка от меня! Да говори ты им все, что угодно, только говори. а я потом продолжу и помогу тебе. Ну?
        - Да я...
        - Тихо все! - визгливо вскричал Слад. - Мессия будет вещать! Вы готовы?
        - Ответ!! - приказал Бедрила.
        - У! У! У! - проорали присевшие солнышки.
        - Это означает их радость и полное согласие с происходящим, - объяснил Слад. - Ну что, давай? Смотри, кстати, вот этого я сделал у них главным, - он показал на Бедрилу. - Я его назвал Бедрилой, как он тебе?
        - Хороший экземпляр, - рассеянно молвил Цмип, поймав себя на том, что почему-то немедленно хочет совершить с этим Бедрилой акт блюбви.
        - Ну давай, давай, не томи, - нетерпеливо повторил Слад. - Ты что, не видишь, что тебя все ждут?
        - Ну хорошо, - сказал Цмип, вдруг поняв, что ему, оказывается, совершенно нечего сказать. Вопиющая внутренняя пустота охватила его, словно как неуместная благодать. Он задумчиво почесал центр своего головоторса, помолчал, посмотрел на уже начинающего свирепеть от затянувшейся паузы Слада и прошептал: - Ладно. Я попробую.
        - Дорогие солнышки! - громко выговорил он всем своим телом, как и положено звеязду, и сверкнул троицей своих глаз, в очередной раз удивившись, насколько свободно он изъясняется на языке, который ранее даже ни разу не слышал. - Меня зовут Цмип, я
    прилетел к вам на летальной тарелке со своей родной планеты "Звезда". Там мы и живем - самые высшие во вселенной существа - звезды! Мы - звезды!
        Цмип помолчал, удивляясь непривычному молчанию, которое никогда еще на его памяти не наступало после слов "Мы - звезды!"
        - Мы - звезды! - повторил он, уже не так уверенно.
        На этот раз раздался стрекот одобрения.
        Удовлетворившись хотя бы этим, Цмип продолжал:
        - А как, почему мы стали самыми высшими и лучшими в этом мире? почему? А потому что мы, у себя на Звезде, верим в Соль и почти приблизились к Соли. Ну а более всех дошел до Соли как раз-таки ваш покорный Мессия, то есть, я - Цмип! Это было достаточно трудно... Но ладно. Мне потребовалось дикое множество педитаций, самоотречений, самоистязаний, странствий, даже... убийств, и... любви, подлинной любви, милые вы мои!
        - У! - сказали солнышки.
        - Ну, ты загнул, - шепнул ему Слад.
        - Ноя, как наиболее продвинутый и святой, понял однажды, что не только мы - звезды - заслуживаем Соли, не только я, а вообще все - живые и даже неживые существа! И жочемуки, и даже Яж, и... Ладно, это неважно. А в первую очередь заслуживаете счастья и Соли вы - солнышки! И поэтому я здесь. Я взял и самопожертвовался ради вас, возлюбленные мои чадики, я решил воплотиться тут, у вас, чтобы спасти вас и дать вам возможность... двигаться вперед, взад, то есть... внутрь, к Соли!
        - У! У!
        - А что такое Соль? - громогласно спросил он самого себя, обретая с каждой фразой какую-то маниакальную убежденность.
        - Соль... это... Это - венец мира, смысл чудес, радость гнева, душа прелести, запах тайн, росток истины, вкус духа! Я ясно излагаю?
        - У!
        - Соль - это сад света, суть смерти, звук неба, сердце Вселенной, лира мира, молитва битвы, горение наслаждения! Понятно?
        - У! У!
        - Соль - это зерно неведомого, зарница сладостного. край рая, корень благодати! Уяснили?
        - У! У! У!
        - Соль - это сущеность процесса превращения акциденции в субстанцию, если этот процесс происходит. Так? Или не так?
        - У! Так!
        - А он происходит всегда! - воскликнул Цмип, входя в раж. - И вы, может быть, более всех остальных, заслуживаете Соли, и вот я пришел сюда, дабы дать вам не луч, который вам уже принес Слад, а Соль. Я, можно сказать, пал, низвергнулся со своих высот, чтобы направить вас, чтобы вас спасти, я отринул...
        - Мне все ясно! - вдруг потрясенно перебил его Бедрила. - Ведь это именно то самое, что я испытывал сегодня ночью! Ай, да я, ай, да Цмип! Вы ведь - Цмип, правильно? Да, вы - взаправду наш мессия... Можете всегда на меня рассчитывать, да я за эту
    вашу Соль любого испепелю... Да я...
        - Молодец, Бедрила! - похвалил его Слад.
        - Молодец, Бедрила, - автоматически повторил Цмип, с ужасом поня, что вмиг потерял нить своей проповеди.
        Вновь наступило молчание.
        - А что для этого надо? - вдруг громогласно обратился ко всем Слад, приходя на помощь лишившемуся из-за Бедрилы речевого азарта Цмипу.
        - Что? - жадно посмотрел на него Бедрила, выпустив вверх из своего щупа тонкий зеленый луч.
        - А что? - шепнул Цмип Сладу. - Я же не знаю... Давай, теперь ты говори им...
        - Теперь помолчи! Ты все отлично сказал. скромность, правда, тебя не украшает, но это тебе и не к чему - она, вообще, очевидно, удел исключительно столь любимых тобой жочемуков и прочих... чморазов.
        - Э!..
        - Бее!.. Молчи теперь и величественно смотри поверх своей согбенной паствы!
        Цмип слегка откинулся назад, гордо вытянув перед собой все свои четыре руки.
        - Итак, возлюбленные мною солнышки, - сказал Слад, - что же нам делать, чтобы как-то приблизиться к нутру указанной нашим Мессией, в качестве основополагающей цели высшего бытия, Соли? Необходимо вначале подчеркнуть, что я полностью разделяю его
    Соляной восторг и трепет, так как я был днажды на Звезде и лицезрел всю эту высшую, сладостную реальность своими собственными приспособлениями для глядения, воспринимая духом истину и святую славу только что Цмипом изложенного. Да, все есть именно так, как есть, а должно быть везде так, как в Звезде! Соль должна объять мир, и вы будете ее переносчиками и прививателями в остальных частях нашей, погрязшей в собственной пустоте, Вселенной! Именно вы - солнышки, лучшие из солнышек, преобразованные мною солнышки!.. Согласны ли вы пойти на все, что угодно, пойти за нами, чтобы заСолить абсолютно всех, на кого мы укажем, без тени собственных мыслей, сомнений и страха?..
        - Да! - поспешно и радостно ответил Бедрила.
        - Я не слышу остальных, - вдруг надменно молвил внушительно стоящий рядом со Сладом Цмип.
        - Ответ! - скомандовал Бедрила.
        - У! У! У! - послушно, но как-то боязливо, прострекотали солнышки.
        - Не видно энтузиазма! - настойчиво проговорил Цмип.
        - Ну, ты даешь... - прошептал Слад.
        - У!!!! - рявкнули солнышки так, что пыль поднялась с почвы, которую некоторые тут же стали жадно вдыхать ротиками.
        - Они согласны, - пояснил Бедрила. - Они сделают все, что угодно, иначе...
        - Все нормально, - успокоил солнышек Слад. - Мы знаем с чего нчать и как кончить, но вам мы все это объяснять сейчас не будем, поскольку все это достаточно сложно, странно и ужасно... Но не бойтесь. Страх, вообще, - головокружение успеха. А ужас
    - его страх. В начале, мы должны массу всего сотворить и построить, а уж потом полетим воевать.
        - Воевать? - удивился Бедрила. - полетим? С кем? Как?
        - Всё это вы будете узнавать по мере развития происходящего. Но война будет веселой. Главное, что вам не нравилось в вашей жизни, была ведь скука, не так ли?..
        - Так, - откуда-то сзади выстрекотал некий солнышко, получивший имя Солутан.
        - Ну вот, вот... Так вот этого - заявляю сразу - больше не будет. Долой скуку, да здравствует Соль! И война!
        - Но зачем война? - упорно спросил Бедрила.
        - Ну что ты заладил, Бедрила!.. - рассерженно сказал Слад. - Соль - ведь это высший венец, а остальной мир ненавидит конец! Отсечем все ненужное и войдем в Соль! Ясно?
        - Почти... - недоверчиво ответил Бедрила.
        - А если мы всё завоюем, - снова застрекотал сзади Солутан, - то окажемся в этой... Соли? И что тогда?
        - Вечное развитие и бесконечная новизна! - немедленно отреагировал Цмип. - И последняя капля скуки будет выдавлена из вас, словно смешное прошлое! главное - верить!
        - А что мы должны строить? - спросил Бедрила.
        - Антураж, - сказал Слад. - Вам понравится, войдете в раж. построим одну величайшую, глобальную пушку и много оружия и приспособлений. И нанесем мощный, невероятный удар по...
        - По кому?! - нетерпеливо продолжил Бедрила.
        - А вот все это, Бедрила, вы будете, как я уже сказал, узнавать по мере развития происходящего. Не торопи время, друг мой, или наслаждение обойдет тебя стороной и оставит тебя!.. А что может быть хуже существования без наслаждения? Только скука ипатологическая нехватка Соли! Поэтому, раздели-ка ты сейчас, Бедрила, всех солнышек на небольшие отрядики, а мы с Цмипом, посовещавшись, поставим перед ними уже вполне конкретные задачи. И не забывай, что ты - главный, Бедрила, ты - всеобщий контроль, который, не дай... Цмип, куда-то денется и сгинет! Без контроля, друзья мои, в самом деле скучно и тоскливо, уяснил?
        - Я все понял, - серьезно сказал бедрила.
        - Понял? Тогда приступай!
        И Слад с Цмипом вдруг, не сговариваясь, одновременно молча поклонившись все еще сидящим на корточках своих трех нижних щупов солнышкам, неспеша повернулись к ним задами и воистину величественно направились к своему кубу, где и скрылись
        "Что же будет?.. - как-то потерянно подумал Бедрила. - Все это - то, или - не то? Они - те, или - не те? Впрочем. я это пойму, пойму, пойму. Ведь будущее - здесь! А в прошлом... в прошлом никогда нет нужды.
        - встать! - тут же скомандовал он оном, лишенным любых сомнений. - Замри! Приготовься к разбивке на отрядики! Разбивайся!..

    34.

        - Ну и что все это означает? - немедленно спросил Цмип Слада, как только они оказались внутри своего белого куба. - Чего ты им там наплел?.. Война, строительство... С кем ты собираешься воевать? На кого посылаешь этих наивных бедняг? Какая-та пушка, антураж... Тьфу, маразм!
        - Дурак ты, дурак, - весело произнес Слад. - Все было правильно. Ты очень хорошо сказао о Соли...
    - Да Соль - это именно то, что я ненавижу, меня ею задолбали еще на Звезде! - огрызнулся Цмип.
    - Но это всё ведь для них, надо же дать им какую-то цель... Нельзя же им раскрыть...
        - Почему?
        - Да ни одно нормальное живое существо не восстанет против своего творца! - важно изрек Слад. - Расскажи ты им о Членсе, и они бы нас так послали...
        - Ерунда, - сказал Цмип. - Я восстал, и ты восстал. Восстать против Творца - это единственное по-настоящему интеерсное и значительное, что вообще возможно во Вселенной. Все остальное - просто лживые отговорки, бесполезные трепыхания, противная слабость.
        - Творца надо сначала хоть как-то обнаружить, - сказал Слад. - Невозможно победить Того, к кому ты не можешь приблизиться даже на мельчайшую долю пространства и души, хотя Он и заполняет всё пространство и все души.
        - И как же ты собираешься Его обнаружить?
        - Членосословие и Членопознание, - заявил Слад, - наисложнейшие, запутаннейшие штучки. Ты можешь тысячу жизней и смертей обращаться к Членсу, и Он тебя проигнорирует, можешь низвергать Его в душе на протяжении целой вечности, а потом вдруг поймешь, что Он у тебя в душе так ни разу и... не ночевал, как говорится. А можно, наоборот, заниматься каким-нибудь выпиливанием ротозеек, скажем, и ты вмиг предстанешь пред Его грозными очами, если таковые вообще имеются.
        - Все, что ты сейчас говоришь, - обескураженно молвил Цмип, - означает то, что эта задача - вообще какая-то невыполнимая! Если ты толком даже не знаешь, как обнаружить и привлечь к себе Членса, как же ты хочешь его побороть? Тогда вообще лучше ничего не делать и действительно заняться выпиливанием ротозеек - глядишь, Он и явится в облике очередной ротозейки. Тут-то мы Его и выпилим!
        - Есть и такой Путь, - совершенно серьезно отреагировал на это Слад. - Мы попробуем все. Времени у нас сколько угодно. Точнее, для нас его вообще нет. Тот, кто решает бороться с Членсом, выпадает из мира и лишается времени. Считай, что отныне ты
    - вне всего, тебя как бы нет. Ты больше не Цмип, не Цмипкс, не Цмипк, а я - не Слад и не светик. Это все - пустые имена прежних, включенных в явленность, существований. Отныне мы - нули, мы - проклятые, выпавшие из общего и единичного. Мы боремся с Членсом! Значит, мы уже с Ним хоть в чем-то возникли на одном уровне - на Его уровне! Понимаешь?
        - Не очень, - сказал Цмип.
        - Творец существует до творения, и если творение восстает против творца, оно само становится творцом!
        - Ах вот ты чего хочешь!.. - возмущенно воскликнул Цмип.
        - Ну конечно, - удивленно согласился Слад. - И ты этого хочешь. И все. Просто они не могут ни себе, ни другим в этом признаться, иначе умрут вмиг и навсегда от ужаса и безмерной грусти. Ибо, что может сравниться с грустью Членса, с грустью Того,
    кто все это создал!..
        - Поэтому-то он и подсел на Соль! - вдруг осенило Цмипа.
        - Возможно. Но это не наше дело.
        - Я не хочу быть Богом, - сказал Цмип, - я хотел быть жочемуком.
        - Победи Членса, и ты станешь собой! - почти крикнул Слад. - Как же ты этого не понимаешь?.. И ты сможешь быть и жочемуком и... заземуком, если хочешь.
        - Но все рухнет... - вдруг отрешенно произнес Цмип. - А я не в силах ничего создать...
        - Возможность и сила созидания, - важно проговорил Слад, - возникает от глобальности и силы разрушения. Чтобы стать собой, нужно себя полностью разрушить. В тебе останешься только лишь ты - "Я" - и это "Я" создаст заново все, что угодно. Понятно?Убей Членса! Убей Его в себе и не в себе, убей Его повсюду и нигде!
        - Это и есть Членсословие? - спросил Цмип.
        - Ну, в общем, да, некоторые начальные положения.
        - Да, для меня это действительно слишком сложно и запутанно. Но я так и не понял - чего же ты хочешь конкретно предпринять?.. Как все это увязать с тем, что мы делаем здесь, на Солнышке? Зачем нам эти солнышки?
        - Есть такая планета, - совершенно спокойно и даже весело сказал Слад, - которая называется Лунка. на ней, как ты можешь предположить, живут лунки. Это - единственная планета во всей Вселенной, где поклоняются собственно Членсу, именно как "Членсу". Там существует культ Членса. Я не думаю, что они как-то по-настоящему Его знают и представляют, но тем не менее, я также не думаю, что это всё просто так. Мне не кажется, что если мы разгромим и завоюем Лунку и лунок, моляющихся Ему беспрестанно, Членс на это никак не прореагирует.
        - Поэтому ты и хочешь построить глобальную пушку и столкнуть солнышек и лунок? и появится, мол, тогда разъяренный Членс, и мы...
        - Ну да.
        - но как?
        - Будет видно, - злорадно сказал Слад. - Возможно, Членс - это всего лишь какая-нибудь затычка для примочки...
        - А это возможно?
        - А почему нет? Он же сейчас под Солью...
        - А другие Пути?
        - Ты будешь молиться Членсу, ты будешь петь Ему гимны и славить Его славу, ты забудешь себя и устремишься к Нему, как... к своему вожделенному Яжу, и еще более, более того! Может быть, Он и снизойдет к тебе! Может быть, ты и возвысишься до Него!
    Ведь Он тебя не знает!
        - Ты уверен?
        - Нет, - ответил Слад. - А потом попробуем наоборот.
        - А может быть, не нужно всего этого? - вдруг испугался Цмип. - Зачем мне вообще это всё? Каково мое прошлое, в чем мое будущее? Ты ничего мне не сказал... Я ж вообще не отсюда... Я хочу обратно в Звезду, на... не помню куда! Я не соглашался! Я всего лишь...
        - Ты есть ты, который хочет стать "Я"! - торжественно отрезал Слад. - Неправда, ты согласился. Ты что. уже забыл? У тебя нет больше выбора!
        - Нет?.. - сокрушенно прошептал Цмип.
        - Нет! Отныне, ты - просто никто, ты выпал из времени и пространства. Ты борешься с Членсом!

[индекс] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21]







НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Елена Мудрова (1967-2024). Люди остаются на местах [Было ли это – дерево ветка к ветке, / Утро, в саду звенящее – птица к птице? / Тело уставшее... Ставшее слишком редким / Желание хоть куда-нибудь...] Эмилия Песочина. Под сиреневым фонарём [Какая всё же ломкая штука наша жизнь! А мы всё равно живём и даже бываем счастливы... Может, ангелы-хранители отправляют на землю облака, и они превращаются...] Алексей Смирнов. Два рассказа. [Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь...] Любовь Берёзкина. Командировка на Землю [Игорь Муханов - поэт, прозаик, собиратель волжского, бурятского и алтайского фольклора.] Александра Сандомирская. По осеннему легкому льду [Дует ветер, колеблется пламя свечи, / и дрожит, на пределе, света слабая нить. / Чуть еще – и порвется. Так много причин, / чтобы не говорить.] Людмила и Александр Белаш. Поговорим о ней. [Дрянь дело, настоящее cold case, – молвил сержант, поправив форменную шляпу. – Труп сбежал, хуже не выдумаешь. Смерть без покойника – как свадьба без...] Аркадий Паранский. Кубинский ром [...Когда городские дома закончились, мы переехали по навесному мосту сильно обмелевшую реку и выехали на трассу, ведущую к месту моего назначения – маленькому...] Никита Николаенко. Дорога вдоль поля [Сколько таких грунтовых дорог на Руси! Хоть вдоль поля, хоть поперек. Полно! Выбирай любую и шагай по ней в свое удовольствие...] Яков Каунатор. Сегодня вновь растрачено души... (Ольга Берггольц) [О жизни, времени и поэзии Ольги Берггольц.] Дмитрий Аникин. Иона [Не пойду я к людям, чего скажу им? / Тот же всё бред – жвачка греха и кары, / да не та эпоха, давно забыли, / кто тут Всевышний...]
Словесность