Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Яков Каунатор

[Написать письмо]

Яков Каунатор  

Родом из Латвии. Здесь, в Латвии, родился, учился, работал, женился, обзавёлся детьми в количестве 2 (двух) единиц. Иными словами, большую часть своей сознательной жизни провёл в Латвии. Из этой большей части - большую часть провёл в провинциальных городках. Трудовой стаж начался в 17 лет в почётной должности грузчика-упаковщика на одном из рижских заводов. По иронии судьбы трудовой стаж закончился в возрасте 62 лет в должности грузчика-упаковщика на крупном заводе города Лос-Анжелеса.

В этот отрезок - от 17 до 62 лет вместились: бригадирство в 17 лет (в бригаде были бывшие зеки, дембеля), вечерняя школа, институт, работа в сельских школах. Иногда работа в школе прерывалась диспетчерством на автобазе, инженером по мат.техснабу, инженером по технике безопасности, инженером по кадрам, всё же учительское призвание возвращало меня в школу. В США - с 1995 года. До выхода на пенсию в 2009 году работал на заводе, где дорос до должности помощника супервайзера (в переводе на понятный язык - помощник бригадира).

С уходом на пенсию появилась привычка биться головой о стену. Битьё головой о стену привело к тому, что с подачи моего друга Бориса Петровича Юдина занялся писательством.

Публикации: в журналах "Отражения", "Мост", "Край городов", "45 параллель", "Культурный слой" (РОССИЯ); "Книголюб" (КАЗАХСТАН); "Зарубежные задворки", "Эдита", "Мастерская", "7 искусств" (ГЕРМАНИЯ); "Гостиная" (США).

В 2013 году в Торонто (КАНАДА) издательством Altaspera Publishing & Literary Agency опубликована моя первая книга "Голоса из прошлого"; в 2014 году в Германии в издательстве YAM Young Authors’ Masterpieces Publishing вышла вторая книга "Проходит жизнь как ветерок по полю ржи..."







НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]