Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность




ЛУЧИЗМ КАК НОВОЕ В ЖИВОПИСИ


Соломатин Юрий Петрович, 47-и лет, неженатый, не привлекался, образование средне-техническое, свободный художник, проживает на улице Фридриха Энгельса, дом 17, кв.4, возвращался поздним сентябрьским вечером с биеннале. Настpоение у него было приподнято-удручённое.

Приподнятым оно было оттого, что на это самое биеннале, устроенным Витькой Куропаткиным, собралось мало народу. Так, друзья-соперники, в количестве пальцев двух рук, несколько местных аборигенов с соседних улиц, а из городского начальства только заместитель мэра по коммунальному хозяйству и его секретарша. Он-то и открывал Витькино "биеннале". А ещё Юрия Петровича порадовал банкет, на который Витька, хоть и сквалыга, но на сей раз не поскупился. Да и понять его можно: часто ли в вашей жизни случаются биеннале? Вот то-то и оно...

"Знатный, знатный сабантуй получился..."- с улыбкой вспоминал Юрий Петрович и стол с закусками, и батареи бутылок с импортными наклейками.

А удручали его, как собрата-художника, картины, выставленные Куропаткиным для всеобщего обозрения.

И вот только с приятностью вспоминал фуршет, как всё испортила мысль:"Красиво всё же рисует, сволочь! А всё - на зависть! На зависть своим же собратьяммм... Хорошо, народу мало пришло..."

Куропаткин Виктор Семёнович объявление в городской газете "Правда Заболочья" дал за две недели до биеннале. "А ведь я говорил ему, намекал ему: Витька, говорю, какое-такое "биеннале"? Кто в нащем захолустье такое слово знает? Пиши по-простому: "Художественная выставка произведений художника Виктора Куропаткина. Итоги прожитой десятилетки". A ещё лучше напиши "Выставка-продажа эмоционально пережитого за 10 лет" Народ валом пойдёт на твои эмоции посмотреть, а, может, и прикупит эти твои эмоции".

И то, что городских жителей собралось очень мало, и радовало Соломатина, и давало пищу для размышлений: уж он-то не оплошает. обойдусь без "биенналиев"."



Открыв глаза и увидев пробивающийся через оконные занавески тусклый свет, Соломатин сразу и не сообразил: то ли вечерело, то ли утро уже ?

Раздумья привели его к мысли, что и Куропаткин со своими картинами, и фуршет - это вчерась было. И день солнечный был, потому и вспоминается хорошо... "А сегодня... сегодня и через занавеску видать - хмурнО... хмурое утро, однако, видать, не к добру...."



Он спустил ноги с кровати и задумался, вспомнил поверье: с какой ноги встанешь, так и день пройдёт. Встанешь с левой - весь день будет насмарку...

Вспомнив это поверье, решительно и без всяких сомнений встал на обе ноги одновременно.

Однако, однако... Как в воду глядел Соломатин, предвидев неприятности в этот день. Так и случилось, хотя вставал с кровати на обе ноги.

Молоко на плитке убежало. Кто ведёт отсчёт дню с момента открытия глаз поутру, кто с движениея тазобедренным суставом в разных направлениях с одновременным махом рук вверх-вниз. Кто - с чего. Юрий Петрович вёл отсчёт времени с завтрака, с овсянки на молоке и он искренне презирал сэра Генри, который ненавидел своего дворецкого, произносившего каждое утро "Овсянка, сэр!" Что может быть лучше, чем овсянка на завтрак?

Oвсянка не получилась. Виною были тоскливые размышления о вчерашнем, о творчестве, о вдохновении, которое растворилось в суетных делах...

Пришлось ограничиться двумя варёными яйцами (которые ни в какое сравнение не походили на овсянку) и кофе со сливками. Откушав чем Бог послал, Соломатин вновь вернулся к раздумьям. Он ходил по квартирке, пока ноги не остановились перед каморкой площадью 6 кв.метра. Называлась каморка "мастерская", о чём свидетельствовала надпись масляной краской на двери и изображение мольберта и двух кисточек. Здесь перед дверью раздумья закончились, явилась мысль. Юрий Петрович решительно отворил дверь и вместе с мыслью вошёл в мастерскую. Hебольшое оконце в комнатке, казалось, буквально упиралось в серую стену противоположного здания.

Девственно возлежащий на треножнике холст уже несколько дней жил в ожидании кисти мастера. Всего-то и надо было дождаться вдохновения...

Вдохновение родилось из этого пасмурного дня, из нависших туч, из утренней неприятности с завтраком, из тайной зависти к Куропаткину... А мы, дилетанты, всё гадаем:"Из чегоо рождается вдохновееение? Тайна сия великая есть... Живите проще, господа.

Вот как палочка, вздёрнутая дирижёром замирает перед оркестром, так кисточка, вздёрнутая рукой Соломатина застыла перед белизной холста.

Взмах! Взмах! И на холсте появились очертания будущего творения,

Творение было навеяно вчерашними впечатлениями и утренними переживаниями. Поэтому окрашены были в серый, тёмно-серый цвет.

Неожиданно в окне противоположной стены зажёгся огонёк торшера.

Кисточка Соломатина чисто машинально обмакнулась в жгуче красный цвет и оставила свой отпечаток в верхнем северо-восточном направлении холста.

"Луч света в тёмном царстве! - воскикнул Соломатин и поспешил утвердить своё восприятие на холсте.



Картина художника Ю.П.Соломатина, "Лучи света в тёмном царстве"


Через неделю Юрий Степанович пригласил к себе на квартиру Петю Шумелова, журналиста газеты "Правда Заболочья". Петю Соломатин как и все жители Заболочья знал очень хорошо. Поэтому для встречи затарился тремя поллитрами.

После двух принятых стаканов Петя задумчиво-туманным взглядом уставился на картину.

Потом резко произнёс:

- Это что такое? Вы, милостивый сударь Юрий Петрович, сами-то понимаете, что сотворили? Это же, это же... шедевр глобального масштаба!

Соломатин быстро наполнил Пете третий стакан, который тот опрокинул залпом.

Остекленевшим взглядом Шумелов продолжал рассматривать картину.

- Однаако, - прошепелявил он. - Что мы видим здесь? А здесь, во-первых, многозначность, во-вторых, здесь мы имеем философический взгляд автора на глобальные процессы. Вот это вот, пересечение цветовой гаммы на холсте - из серой в чёрную, из чёрной в оттенок белого... Дааа, Юрка! Дал ты жару... Куда там Куропаткину!

Соломатин быстро наполнил стакан и подсунул его под руку Шумелову.

Через неделю в городской газате была опубликована заметка под рубрикой "Новости культуры нашего города". В ней-то Шумелов и расхвалил новое творение художника Соломатина. И всё же, всё же Юрий Петрович остался недовольным, что он и высказал в телефонном звонке Шумелову.

- Петя! А где фотка картины в заметке?

- Ты дурак, Юрка? Дай я в газет фотку, кто бы из горожан пришёл смотреть твою мазню? А так - есть интрига, народ валом повалит!

A дальше, дальше... Рано Соломатин Юрий Петрович успокоился. Через месяц центральная газета "Правда - наша!" перепечатала у себя Шумелова под рубрикой "Провинциальные вести".

Ещё через два дня после публикации в центре, Соломатина вызвали в область. В очень высоком кабинете художнику настоятельно рекомендовали передать картину "Луч света в тёмном царстве" в дар областному совету депутатов.

Соломатин даже заикаться стал.

- Вы понимаете, что картина эта теперь народное достояние! И что, запрятать её в чухломе?

Вобщем, отказался наотрез передавать шедевр в дар.

А тут ещё и центральное ТВ прискакало изобразить для телезрителей как живёт и нравственно расцветает провинция.



Нет! Какие бы слухи молва не распространяла на предмет случая в нашей жизни... однако, сказал же один эмоционально возбуждёный Тютчев: "Нам не дано предугадать..."

Арнольд Степанович Саврасов-Запойск, простите, - Запольский слыл человеком авторитетным в художественно-творческих делах не только в столице, но и по стране. Дело в том, что Саврасов-Запольский имел собственное мнение по вопросам искусства не только в живописи, но и в театральном, кинематографическом, литературном. Человека, имеющего собственный взгляд на всё-про всё, отличный от государственно-официального, всегда уважают в общественных, особенно в творческих рядах.Поэтому к мнению Арнольда Степановича завсегда прислушивались.

Арнольд Степанович полагал себя гражданином в первую очередь, а затем уже мыслителем, критиком. Поэтому ежедневно наблюдал по ТВ программу "Вести странные". Ох, пусть простят меня читатели, конечно же - "Вести Страны!"

Увидев эпизод о художнике из Заболочья Соломатине, Саврасов-Запольский уверовал, что сей случай в художественной жизни страны определённо имеет право на его, Саврасова, собственное мнение.

С этой уверенностью он и отправился в Заболочье на встречу с Соломатиным Юрием Петровичем, художником, доселе ему незнакомом. Приехав к Соломатину, осмотрев картину, Саврасов-Запольский изрёк:

?

Налицо, то есть, на холсте мы видим абсолютно новое слово в живописи. Мы видим борение страстей. Как кульминация, как символ всепобеждающей страсти - луч света! Я бы назвал этот жанр - Лучизм." Поражает многообразие лучей. И ведь каждый луч символизирует собой надежду! Сколько лучей, столько и надежд в тёмном царстве!



(Хорошо, что у Соломатина в загашнике имелась потаённая заветная бутылка коньяку, привезенная ему свояком Павликом из вояжа по Европе)

Статья Саврасова-Запольского о новом направлении в живописи Лучизме и его основателе Соломатине вышла в серьёзном художественном журнале "Кистью и мастихином".

Это телевизор смотрят миллионы и то, не до всех доходит о чём там речь. Но журнал "Кистью и мастихином" читают тысячи. И что интересно, до каждого доходит, что пишется в журнале, тем более когда пишет сам Арнольд Саврасов-Запольский!

Одним словом, в скором времени выставки, биеннале, музеи были заполнены новым словом в искусстве - Лучизмом."



Гром грянул осенью. Как всегда в это пасмурное осеннее время проходил очередной съезд партии "Один за всех - все за одного!" Спрашиваете, почему как всегда осенью? Партактив во главе с лидером партии Бубеном В.В. следовал в этом вопросе поверью:"Цыплят по осени считают". Пора подводить итоги прожитого и пережитого и намечать планы на то, что ещё предстоит проесть о пережить.

Ровно в 10:00 утра на трибуну взошёл Генсек партии Бубен В.В.

- Товарищи!- торжественно произнёс лидер. - За отчётный период от прошлого съезда к нынешему мы добились впечатляющих успехов в решении задач Продовольственной программы, принятой нами 5 лет назад предыдущим съездом! Нам удалось накормить и обеспечить товарами первой необходимости номенклатурную прослойку нашего общества! Впереди у нас новые грандиозные задачи: обеспечить продовольствием и товарами интеллигенцию и наш славный рабочий класс! Но мы не можем успокаиваться на достигнутом. На следующем этапе у нас будет крестьянство.

И вот на этом героическом пути, что мы видим, товарищи? Мы видим, как отдельные индивидуумы, особенно из творческого отребья, вставляют нам палки в колёса на нашем героическом пути. То тут, то там появляются пасквильные картинки под всеобщем названием "Луч света в тёмном царстве"!

Мы, партийцы, не дураки! Мы на таких провокациях собаку съели, и потому наши органы уже начали выяснять, где это "тёмное царство" и чего не хватает жаждущим "луча света, то есть, надежды"! И мы уже знаем имена провокаторов. Зараза пошла из города Заболочьe, а распространиться заразе помог "авторитетный заслуженный деятель искусства".

Из зала раздались крики:

- Позор! Позор! Мы им устроим "тёмное царство!"



В то время, когда радио и телевидение транслировали речь генсека, в органах допытывались от Арнольда Степановича на чьи вражеские деньги он проводит подрывную работу в стране собственного проживания.

Через три дня Соломатина вызвали в область.Возвращался он из областного центра на автобусе. Он глядел в окно, где мелькали пустыри, овраги, полустанки. Сами собой потекли слёзы. Он испуганно обернулся, но автобус был полупустой, редкие пассажиры не обращали на него внимания, кто-то дремал, кто-то как и он уставился в окно.

Соломатин плакал, плакал молча, про себя. Он попытался удариться в воспоминания. Нет, ясли он не помнил. детский сад вспоминался смутно. Вот школу помнил хорошо, всех одноклассников вспомнил. Неожиданно возник образ Петьки Кузькина. Вспомнилась почему-то женщина, преседатель родительского комитета школы Аделаида Львовна, мать Кузькина.



И уже обильные слёзы хлынули из глаз Юрия Петровича.

У Акакия Акакиевича отняли шинель...



P.S. Пояснение скептикам и всяким Фомам Неверующим:

Лучизм как жанр авангардной живописи в России действительно существовал. Основателем этого жанра был русский художник-авангардист Михаил Ларионов. Художником он был безбашенным, ибо нет такого жанра в авангардной живописи, где бы он не оставил своих отпечатков.

образец "лучизма" Михаила Ларионова:




"Раз наше зрение устроено так, что мы воспринимаем не сами предметы, а отраженные ими лучи, то на лучах и сосредоточимся! Так решил Михаил Ларионов и убедил в этом художников своего круга, благодаря чему мы можем любоваться яркими, сияющими, во всех смыслах энергетическими картинами лучистов."

Художник Юрий Петрович Соломатин ведать не ведал о "лучизме" Ларионова, возможно потому, что оба они принадлежали разным режимам: Ларионов - к царскому мракобесному, а Соломатин к закату советской власти. Поэтому к лучизму они подошли каждый самостоятельно и независимо друг от друга.




© Яков Каунатор, 2021-2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021-2022.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность