Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Джузеппе Куликкья

Джузеппе Куликкья

Джузеппе Куликкья родился в 1965 году. Он посещал философский факультет Туринского университета, проходил альтернативную службу, в 23-летнем возрасте на год уехал в Лондон. Пять его рассказов (из десяти посланных) были опубликованы в антологии "Under 25", и по предложению её составителя Пьера Витторио Тонделли он начинает "писать что-то более длинное". Так в 1993 году появляется роман "Tutti giщ per terra" - "Всё равно тебе водить" и его протагонист - лишенный фамилии бритоголовый пацифист Вальтер.

Успех книги оказался оглушительным. Она получает премию Монблан и в апреле 1994 года выходит в престижном издательстве "Гардзанти". Уже в июне выходит второе издание, за ним следуют другие, роман переводится на французский, немецкий, голландский, греческий, испанский, каталонский языки, сразу же был снят выдержанный в жесткой стилистике "нового европейского кино" одноименный фильм (режиссер Дбвиде Феррарио). Продавец книжного магазина, вольнослушатель философского факультета провозглашается одним из самых перспективных авторов и выпускает уже третий роман, его литературный опыт - "парадигматическим", и открывается целая мода на новых молодых писателей - с совершенно другим стилем, языком и, главное, мировосприятием.

Новизна романа состоит прежде всего в том, что в нём едва ли не впервые в итальянской литературе оказалось четко и адекватно артикулировано самосознание уроженца и обитателя огромного мегаполиса, для которого - в отличие от его родителей и даже многих сверстников - постиндустриальная эпоха, эпоха "конца истории", уже началась, и единый некогда мир безнадежно распался на несколько абсолютно несмешивающихся реальностей, ни в одной из которых герой не может почувствовать себя "своим".

Это новое мировосприятие определяет и чисто эстетическую новизну романа: в нём отчетливо проступают метаморфозы, происходящие с искусством по пути в постиндустриальную эпоху - снятие таких жестких бинарных оппозиций, как fiction / non-fiction и переориентация произведения с "вневременного" на настоящее и с читателя-потребителя на читателя-соучастника.

Именно такой позицией "соучастника" и объясняется подчеркнуто неакадемический язык сносок и примечаний переводчика.

Вообще, эстетическая значимость и актуальность перевода романа на русский язык представляется мне очень высокой. Жизнь крупных городов во всем мире становится всё более одинакова. В нашу повседневную реальность стремительно врывается поток новых понятий - эмпирических и, главное, ментальных, и русская литература остро нуждается в их назывании. Понятно, что проще и естественнее делать это через описание такой среды, где они воспринимаются не как что-то новое и появившееся внезапно, а как привычное и пришедшее естественным путем.

Моя цель как переводчика, т.е. посредника между русской и итальянской в данном случае культурой состояла прежде всего в том, чтобы помочь русскому читателю почувствовать себя вписанным в общий контекст развития цивилизации. Дружный восторг молодых москвичей, читавших мой перевод: "Надо же, оказывается, у нас всё как у них!" свидетельствует, что роман Джузеппе Куликкьи "Всё равно тебе водить" - благодатный для этого материал.

Михаил Визель
Март 1998, Хамовники

20 негритят
главы из романа
Перевод Михаила Визеля

(3 ноября 2004)
Всё равно тебе водить
глава из романа
Перевод Михаила Визеля

(13 октября 1998)

Роман можно приобрести на бумаге в Культурно-информационном центре "Панглосс": 119034. Москва, ул. Пречистенка, 8/3,
тел.: (095) 202-29-33. olga_riabova@mtu-net.ru

При подготовке к печати перевод был заново отредактирован.








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Бутман и Гробин: и Эхстрим: Рассказы [- Боритесь! - крикнул Солодов. - Дроны копаются в белье ваших сыновей и матерей! Нет государственному шантажу!..] Ростислав Клубков: Утренняя заря [Эта война превратила души в человеческие тела. Окровавленные, мертвые...] Максим Матковский: Спасибо за блинчики, сестра [Если бы я не писал стихов, / но читал бы свои стихи, которые бы / написал кто-то другой, / то стихи бы эти мне обязательно нравились...] Андрей Баранов: В поисках свободы и покоя [Снился мне в ночь удивительный сон. / С неба спускается ангелов сонм, / Бьют барабаны, кимвалы гремят, / Медные трубы на солнце горят...] Алексей Ланцов: Шаблон разрыва [Мысленно лайкну няшный денёк / И уберусь восвояси / Майнить поэзию, ждать Рагнарёк, / Думать о смертном часе...] Андрей Бикетов: "Сумеречная" итальянская поэзия [Стихи известных итальянских поэтов: Гвидо Гоццано, Серджио Кораццини, Марино Моретти, Коррадо Говони, Фабрицио Фрозини, Камилло Пеннати.] Михаил Ковсан: Туманный Сизиф [В такой день временные отрезки один с другим не стыкуются, в пазы не попадая. Необходимость в осторожном насилии: надавить, не сломав, подвигнуть, саму...] Дмитрий Ратников: Прилив [Третий месяц нет никаких новостей из дома. / Письма не пишет дама. Страшней синдрома / одиночества - только болезнь рефрена...] Дмитрий Гаранин: Оптическая песнь [И пусть дана свобода мнения, / Сомненья нет, как в божьем даре, / Что наступает просветление / На карте рваных полушарий...] Вероника Сенькина: Стихотворения [Ни этих слов, ни тех, не понедельник, / не Питер, не всерьёз, не Англетер, / а сам себе убийственный подельник, / а сам себя, увидев, проглядел...]