Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность




"ОДИН ЯЗЫК ОСТАНЕТСЯ СО МНОЮ..."



"Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий и человек рисующий Евгений Васильевич Клюев. Он даже иллюстрировал свои книги в былое время. И еще он терпеть не может числа...

Книг у него много... В том числе изданных и продающихся в России, переведенных на другие языки и даже номинированных на престижные премии.

Его роман "Книга теней" известен тем, что был номинирован на Букеровскую премию. Другой роман "Мужду двух стульев" и множество книг для детей также хорошо известны широкой публике. Последние романы: "Андерманир штук", "Translit". Изданы книги стихов: "Зеленая земля", "Музыка на Титанике", "Собери свои стихи 1991-1992", "Я тебя никому не отдам".

Я люблю его выражения, характеризующие личность незаурядную, талантливую: "Все мы принадлежим к той стране, на языке которой пишем", "меня всегда привлекали загадки без разгадок", "один язык останется со мною". Он – одинокий человек, один-господин. Мне когда-то это было близко. Одиночество, смутное ожидание чего-то волшебного...

Вдруг книга в руку попалась: "Симорон. Как стать волшебником". Случайно? А случайностей не бывает... Знаки судьбы, пристальное внимание к ним...

Старый сайт Клюева...Поэзия ...Его стихи. Или не Его? Загадка.

На сайте фотография мужчины, улетающего на зонтике в небо.

Чтение стихов на русском языке после

шести лет жизни на немецком... какое чудо, какая роскошь, какое наслаждение... отвечаю целый год. Тоже в стихах.

Чужая страна, другие берега... Я решилась ехать, купила билет в Копенгаген в Данию – на пароме...и я написала свой адрес и телефон в открытом сайте... прямо в обсуждениях... ждала. Вдруг приедет. Он же пообещал... в последнем стихотворении или я его неправильно поняла.

Автобус въезжает на паром... я в наушниках с музыкой, потом в "Желтых страницах" нахожу адрес и телефон – звоню: "Алле...". А он отвечает: "У нас так не принято..." И в гости не зовет.

Еду далеко за город, автобус несется со страшной скоростью. За окном машина, и молодой человек следует в машине за автобусом, я еле шепчу: "Help me..."

Автобус остановился, из машины вышел мальчик и сказал: "Вам нужна помощь?"

Идем к нему – дом-сарай, как наши избушки старые в Подмосковье. Стучим, вдруг на пороге появляется Он – Маэстро. "Я поговорить хочу..." –"Нет, нет" – и к молодому: "Эта женщина должна быть отправлена туда, откуда приехала ... Она должна быть в другой стране". Дверь захлопнулась. Мы ушли.

Другой мужик вышел: "И вообще вы, Ассоль, почему вы считаете, что именно Е. В. должен реализовывать вашу сказку?" "Я ничего не считаю, я просто приехала увидеть его и поговорить, чтобы он мне объяснил..."

Пришлось провести ночь в фотографической будке с ветрами и холодом, прежде чем подошел мой автобус, и я чуть не опоздала на паром снова в Германию.

"Я полагаю, что самостоятельный выбор "страны пребывания" – одно из неотъемлемых прав человека... жалко, что люди так редко им пользуются. Невозможно пребывать в стране, чьих современных ценностей ты не разделяешь, даже если у этой страны великое прошлое или великое будущее: в прошлом и будущем мы не живем. Так что, если тебе по той или иной причине неуютно в каком-то определенном месте земного шара, надо, мне кажется, поискать другое. Но, где бы я ни жил, я никогда не перестану быть русским – просто по складу своей личности. В общем, я отнюдь и отнюдь не гражданин мира... сомневаюсь, кстати, что такие и вообще бывают, что бы они сами о себе ни говорили".

Встреча онлайн и невстреча офлайн с поэтом, стихи которого до сих пор цепляют за душу.

Он известен в России, приезжает, дает интервью, а тогда... тогда он был в Копенгагене в своем доме. И не захотел со мной говорить. Почему? До сих пор для меня загадка.

Оттолкнул девушку-мечтательницу, а мне казалось, что мы – одного поля ягоды, и я чувствовала, что именно он отвечал мне на сайте только стихами – я узнаю его изо всех, но под разными никами – поэт Евгений Клюев. Русский писатель, поэт, живущий в Дании.

Сидела на камне у берега и курила... а русалочка-памятник сидела рядом со мной ...

Сайт закрыл. Аннигиляция полная. Есть другой, а того сайта больше нет, можно поискать в архивах интернета, но вряд ли...

Замечать приметы и делать из них выводы... чутко прислушиваться к себе и присматриваться к окружающим знакам...то есть сознательно сходить с ума, реалистического и направить ум в сторону ума мистического тоже своего рода метаномия. Я метаноик.

Все-все подводит под одно чувство, все работает только на него.

Влюбиться – это ли не сойти с ума с привычной дороги познания... мгновенное сумасшествие с разной протяженностью во времени у всех по-разному... пройдет, останутся воспоминания... зачарованные странницы превратятся в зачарованные страницы.

Вспомнился март 2003 года... Почта духов – Юкалейл, Cheshir Cat, Альма-uw, Assol-Alter ego – мы все под никами.

В его старом сайте с анекдотами, с рубрикой "В гостях у здравого смысла", в разделе Word Imperfect в цикле "Альма" добавлена глава –"Одна песенка Альмы". Что это была за песенка – кто теперь скажет, ведь нет уже не Юкалейл, ни Чеширского кота, ни Старины, ни uw– пользователя № 7, ни пользователя № 9 – нет и Ассоль... Боже, куда все это делось?




© Татьяна Горохова, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность