Словесность

Наши проекты

Антология русских хайку и трехстиший

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Варвара Глебова

[Написать письмо]

Варвара Глебова

Какая может быть биография у восемнадцатилетнего ребенка? Нет, я знаю, что может показаться странным слышать подобное обозначение себя от замужней дамы, но я все равно ребенок и, наверное, останусь таковой до старости, когда детская наивность плавно перетечет в старческий маразм. К тому же, я вышла бы замуж уже в тринадцать, если бы это разрешалось законодательством, а с тех пор, кажется, мало что изменилось...

Так что повторюсь: какая может быть биография у восемнадцатилетнего ребенка? Разве что рассказ о родителях и о лицее, но о них можно говорить бесконечно, упорно настаивая, что все оды в их честь - чистая правда, а не субъективное "мой папа - лучший в мире папа!" Так что их неисчерпаемые достоинства я перечислять не буду, а ограничусь оглашением списка компонентов воздуха оранжереи, в которой я выросла: христианская вера и любовь, интеллектуальность и интеллигентность, красота и радость, смех и юмор. И всегда там все было не так и не вовремя, по-рыжему, по-левому, как угодно вверх тормашками, лишь бы не как у всех, жизнь переполнена нелепостями, пространство - хламом, а время - серьезнейшей болтовней. И насколько далеко падают яблоки от яблони, не мне решать, ибо выхожу из себя редко - посмотреть со стороны покамест не удавалось, но жизнь свою люблю до слезной нежности...

Вот в таком окружении тихо и безмятежно, без всякого тяжелого детства и мутных метаний разбираюсь с собой и миром. Одной реальности мне мало, потому в книги погружаюсь самозабвенно, а чтобы и в будущем можно было это делать безнаказанно и всласть, учусь на филологическом факультете. С детства меня заботил вопрос, какую бы выбрать такую профессию, чтобы жизнь прошла точно не зря и на благо, поэтому филфак не где-нибудь, а в пед. университете (бывший им. Ленина).


На данный момент хожу, не умея смотреть вперед, то и дело спотыкаюсь, но продолжаю с любопытством заглядывать людям в лица...

7 марта 2008:
Чудо
Пунктирная линия

9 августа 2007:
Слова. Вслух и молча
На сером фоне









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]