Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ВЕРА,  ВЕРОЧКА  И  ПАПА


Раздался громкий стук в дверь и в комнату, запыхавшись, влетела курносая девочка Верочка, снимая на ходу рукавички.

Верочка полагала, что она хороша собой, но ее подруга Вера относилась к этой Верочкиной самоуверенности с малой толикой недоверия. Вера и Верочка познакомились на вернисаже. Потом они долго гуляли, взявшись за руки, по вечернему бульвару, шурша платьями и зонтиками.

"Нет сил больше жить. Нет сил бороться. Нет терпения. Нет смысла. Не вижу. Не хочу больше существовать. Смерти желаю. Небытия. Чему, ну чему вы так удивляетесь? Вы ведь скучные фильмы проматываете, дабы быстрее узнать, что в конце? А невыносимо скучные и невыносимо однообразные фильмы, что с ними делать-то?" - делилась Верочка с Верой своими сомнениями.

Смеясь и спотыкаясь, Верочка подбежала к папе и стала его дразнить. Папа зарычал и захлопал крыльями. Папка-дурак, папка-дурак, кричала маленькая шалунья. Папа застучал когтями об пол клетки и стал разбрызгивать вязкое свое пойло. Тогда Верочка задрала платьице и показала папе кукиш. Папа совсем осатанел, разбил головой клетку, вылетел с клекотом на балкон и, подобно новому Фаэтону, полетел прямо к солнцу. Лицо девочки исказила гримаса, походка сделалась неуверенной. Раздался стук, еще громче прежнего - это папа выкобенивался на солнце.

Вера под первым попавшимся предлогом стала душить Верочку. Верочка почти не сопротивлялась. Конец, наконец-то конец, - ликовала она.

На солнце с папой произошел казус. Как вы помните, мы оставили его на солнце в тот момент, когда он там выкобенивался. Навыкобенивавшись всласть, папа прилег в тени и заснул на солнце. И вот что ему, утомленному, снилось:

Вот он совсем еще молодой человек, и не сфинкс, а третьекурсник в модной стрижке с полупробором, решает задачу по сопротивлению материалов, балку расчитывает какую-то или что-то в этом роде. Вера сидит на подоконнике, пьет теплое молоко из бутылки и весело болтает загорелыми ногами. Она без лифчика. Лето в разгаре. Вдруг раздается звонок. И еще один. И еще.

А в это время Вера, закончив душить Верочку и удостоверившись с помощью зеркальца в том, что последняя бездыханна, тоже решила отправиться на солнце к папе, но не рассчитала сил и умерла от кислородного голодания в самой начальной стадии перелета.

В полдень папа проснулся: начинало припекать. Он сонно оглянулся по сторонам и поначалу глазам своим не поверил: перед ним на цыпочках стояла Вера. Она была точь-в-точь как зеркальце, а Верочка была похожа на солнечный зайчик. И этот зайчик бегал по папиному лицу.

- Добро пожаловать на солнце, - подумал папа, а вслух произнес: - Здесь вам кислород не понадобится, девочки. Здесь молекулы вообще нестабильны, я после обеда всё объясню, а сейчас - марш, купаться.

- Ура! - обрадовались девочки.

И все они пошли купаться в желтом Солнечном море - Вера, Верочка и папа, причем, Верочка висела у Веры во рту, Вера у папы на шее, а папа в носках и задом наперед двигался по часовой стрелке вокруг Верочкиной щиколотки, благодушно урчал и моргал ежеминутно.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность