Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




НАШИ  ДЕТИ


Так и тянет переодеться покойным Мастрояни или Гассманом, а что? и больно стукаясь о чемодан то тем коленом, то этим, крадучись, или иным манером спуститься по винтовой лестнице в темный дворик, где крахмал белья щекочет римский нос изрядно помятого героя-любовника. Вас тоже? Вы понимаете, что ему порядком надоела жена с тонкими усиками мелкого негодяя и пакостника? Вам? Вы понимаете, что его не радуют ни его дети, ни дети его друзей, ни сами друзья? или выйдем-покурим, и я вам все растолкую? И вот вы на кривой улочке, на часах половина двенадцатого, уже припекает, и ставни закрыты наглухо. Вы ждете автобуса, а он как назло задерживается. Забастовка от слова "баста". Вы не в восторге от Муссолини и не скрываете своих взглядов? А зачем было лизать зад дуче на вилле Боргезе после эстафеты и взахлеб хвалить его таланты администратора? Он любит немое кино? Любите тоже, это недорого. Вы лечитесь? Иглоукалывание хоть немного вам помогает? Племянница Анжела уже дает, как намекала на футбольном матче, или по-прежнему воротит подвижный нос? Вы азартный игрок? Короткие нарды - ваша всепоглощающая страсть? За кем вы стояли? За этой женщиной, потерявшей сына? За этим мужчиной, потерявшим запонки? За этой девушкой, потерявшей надежду? Вы стояли за мной или за тем мужчиной в подтяжках, вы рассказали анекдот, и вот вас нет. Но это еще не повод для расстройства. Ваша любимая, а зовут ее Вынус-Афродита, и ласкал ее под столом скульптор Вынченцо и потом еще один дядька, но уже без имени, а потом и вы подоспели к шапочному разбору и тоже приложились трепетно к ее молочно-отвесным берегам.



И тут подкатила автокара. Выскочила из автокары какая-то пара. И все. И непонятное началось, ненарративизируемое, неартикулируемое, темное, несимволизируемое, за что не плотют и на фестивалях актуальной песни и пляски кураторы не всовывают в нишу и не контекстуализируют с понтом под зонтом. Гонят в шею за что. А мне в шею как раз и надо. Покусала меня туда одна блошка. Точнее, вошка с ношкой. Я не чешу, я пластырем это, пластырем. Ой, лейкоциты! Ой, эритроциты! Ой, волки целы, брадаты овцы сыты. Ой, я не могу.



Дети, не здоровающиеся со взрослыми.

Грубые, злые дети.

Дети-дальтоники.

Дети-сангвинники, дети-флегматики, холерики и другие дети.

Дети, родители которых вкалывают по ночам.

Дети, матери которых приходят домой пьяненькие (их явно кто-то ласкал).

Дети супербогатых родителей. Дети пришельцев.

Дети пойманных террористов. Дети не пойманных террористов. Дети инструкторов велосипедного спорта, биатлона. Дети-роботы. Гениальные дети.

Дети девочек-гимнасток и девочек не гимнасток. Дети наших детей. Наши дети.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность