Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность




ХОЛОДНЫЙ  КОСМОС


В позапрошлом году алюминиевый самолет-ракета, в котором все мы летели к заветной цели, к огромному сожалению пассажиров и конструкторов, расшиблась и распался. Причем как: разлетелась из-за нуль-вибрации на мельчайшие составные, нос провалился, как у пришлеца-сифаелита, так что и не смекнешь сейчас на ходу, кто эти воспоминания, собственно, выстукивает морзянкой об стенку: я или же я плюс еще кто-то, кого я даже не знаю самолично, или знаком шапочно, но испытываю неприязнь априорно, как к совсем чужому, вам знакомо это чувство? Прием. Или даже если это пишет мое я плюс главный пилот, или же я плюс собака Лейка, которую все мы баловали до не могу, со стола кормили, и ничего не баловали, нетушки - баловали, баловали, каждой косточкой синтетической попрекали, дармоедкой обзывали, скупердяи, сквалыжники. Оставьте. Это даже глупо, когда столько информации для передачи на Землю, гав, начало новой строки.

В гробу я эту Землю видала. Что хорошего я там видела? Женские ноги видела? Щр-щр, Лейку хочет, но не может один Шарик. Другой в мошонке врачом на борту не прощупывался толком, холодно в Космосе, он и спрятался в глыбь. В невесомости ухаживания боком выходят, вниз головой, пот каплет вверх, и слезы. А мы улетели тогда, потому что война начиналась. Кажется, начиналась. А началась, вы следите за этим? Прием.

Уважительная причина, ожидание войны, как вы полага..? Нас, как самых умных, самых нужных и рафинированных, а это далеко не одно и тоже - возьмите меня! орала истошно, блевала на их щитки, башляла начальнице Байконура. Стыдно перечесть. Взяли, как же, я по 25 особей кряду рожать могу, а летом - все 40. Таких, как я, одна сука во французской Гайяне плодится, но у той окрас подкачал, и одна в Хиросиме еще, но у них там квоты какие-то. Поэтому меня взяли, не взяли бы - со всеми сейчас братскую могилу отапливала распадами снутри. Кукольная комедия. Отбор, какой отбор, у меня-от три класса образования, я им полудебилов произвожу, а им таких и надо, пушечное мясо для колонизации новых галактик, ну и кинотеатры на рождество набивать чтоб. Или голосовать. Прием.



При чем тут зависть? При всем. На дачу ребята приходили, ну в гости, ну музычку послушать, кофейку попить, я в девятом учился, или в десятом, или уже первокурсником за девочками с переменным успехом рысцой трусил - и вот на дачу приходили друзья. И завидовали, завидовали. И подшучивали, и издевались, и Лейку мою дразнили, и Белку-Стрелку, и больно хотели сделать, и завидовали.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность