Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ТЕОРИЯ НЕВЕРОЯТНОСТИ. ПОЭЗИЯ НЕЗЕМНЫХ КООРДИНАТ

Об одном стихотворении Елены Севрюгиной


Давно хотел написать о поэте Елене Севрюгиной. Воспользуюсь для этого одним её стихотворением, наиболее полно раскрывающим особенности таланта Елены. Буду выдёргивать строки произвольно, тем более что приятно цитировать настоящую поэзию. В конце приведу весь текст.

А пока вообще о поэзии Елены Севрюгиной. Несдержанность, азартность, полёт за звуком или вместе со звуком - вот её художественный мир несколькими штрихами.

Она себя не удерживает на поводке, даже на длинном. Вот мир, вот она, вот направления во все стороны - и вот слова. Роза ветров в помощь. Для такого рода поэтов рамки и стены просто губительны, ограничения - кощунственны.

Она не мельчит, не бережётся. Шаг - взлёт, второй шаг - пропасть, третий - снова в небо. Большие замыслы подразумевают неизбежные потери высказывания, но никогда - в голосе. Звук - топливо Елены, двигатель на антиматерии. Я считаю, что звук де-факто содержит поэтическую логику, хотя многие, конечно, скажут, что за красивостью ничего не стоит. Кстати, и галиматья может быть поэзией, если она изящна. Не буду приводить в пример нонконформизм, минимализм... и так далее.

Любовное, материнское обращение с наследием поэтических предков завидно отличает Елену Севрюгину от сонма других авторов. Она как бы нянчится с ним, играется, гладит по голове, делает щекотно:

      \ и кто-то оставался
      за тобой
      свечу гася
      и снова зажигая\

      \ как из бутылки
      медленно текла
      струя медовой
      истины искомой\

      \ просился в дом
      бескровный эдгар по
      но уходил
      не впущенный тобою\

      \ безмолвная зима
      не более
      чем плод воображенья\

      \ с утра шёл снег
      трамваи шли в депо\

Но вместе с тем она кайфует от постмодернистских фишек:

      \ дома дворов
      мерцали стекловатно\
      \ так белый лист
      сдаёт себя без боя\

А ещё неравнодушна к аллитерациям:

      \ весь день был бел как мел
      и на мели\
      \ и наполнялись
      звуком закрома\

И рефрены - излюбленный приём. Повторения, повторения, повторения на искусно пойманной ноте - той самой, единственной. Читателя затягивает в воронку, и он вместе с этими бесчисленными трамваями, реками, водами, рыбами, человеками вертится в центрифуге её замысла. Немудрено, что после немного пошатывает. Нужно приходить в себя. Некоторые не возвращаются. Вероятно, будущие поэты.

Елена Севрюгина родилась поэтом, чтобы любить слово. Вот так - прежде поэт, потом филолог. Сейчас время филологов, ставших поэтами, а у Елены всё наоборот. Разве просто филолог напишет такие строки?

      в депо трамваи шли
      никто не знал
      вернутся ли обратно

В депо трамваи шли - так может написать специалист в области языка, а вот никто не знал вернутся ли обратно - это уже область поэзии.



И конечно хочу сказать о главном, то есть выделить мету в поэзии Елены Севрюгиной. Игнорирование земного и пренебрежение деталями просто обязано было втолкнуть её в лодку метафизики, и это плавсредство уже довольно далеко уплыло. Туда, в воды без берегов. Иногда там сталкиваются, но чаще медленно проплывают мимо другие лодки. Только плеск вёсел выдаст пловца. У каждого своя река, и это ценно. В этом само творчество:

      и кто-то наблюдал
      из-за угла
      безмолвный
      но как будто бы знакомый

А теперь обещанный стих целиком.

      "Зарисовка"

      золотистого мёда струя из бутылки текла
      (Осип Мандельштам)


      весь день был бел как мел
      и на мели
      дома дворов
      мерцали стекловатно
      с утра шёл снег
      в депо трамваи шли
      никто не знал
      вернутся ли обратно

      слова в тетрадь
      летели вразнобой
      с небес лилась
      симфония другая
      и кто-то оставался
      за тобой
      свечу гася
      и снова зажигая

      и кто-то наблюдал
      из-за угла
      безмолвный
      но как будто бы знакомый
      как из бутылки
      медленно текла
      струя медовой
      истины искомой

      и наполнялись
      звуком закрома
      и в этот миг
      сакрального движенья
      казалось что
      безмолвная зима
      не более
      чем плод воображенья

      просился в дом
      бескровный эдгар по
      но уходил
      не впущенный тобою
      с утра шёл снег
      трамваи шли в депо
      шёл снег с утра
      трамваи шли в депо
      снег шёл
      с утра трамваи шли в депо
      так белый лист
      сдаёт себя без боя



© Роман Смирнов, 2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]
Словесность