Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



В  РАЗВАЛЕ  НОЧИ


* Бежали семь изгнанников нечистых...
* твои поля даны мне навсегда...
* Ты отключила верхний, звёзды, луну...
* Военное безлюдие ночей...
* все скажут пальцы вот так вот так...
* По счислению чресел, которым не лень...
 
* Придонный лов, неутоленна...
* Бесценный дар в развале ночи...
* ты мумия...
* был бы рогожин хоть чуточку мышкин...
* притяжение тяжесть и жесть...
* если нужно супружеской паре...



    * * *

    Бежали семь изгнанников нечистых,
    Так чьи же слышу много лет подряд
    Я голоса, что алчно и змеисто
    С тобой, Мария, мною говорят.
    На перепутье плоти оголенной,
    На переправе недоснятых снов
    Диктуют вожделенье монотонно
    И сеть плетут из непристойных слов.
    Мне не изгнать, избранница нагая,
    Соблазна яд настырных атташе,
    Влеченье тела не превозмогая
    В одолженной лукавому душе.

    _^_




    * * *

    твои поля даны мне навсегда
    малина ягода клубника земляника
    кустарники где холодно и дико
    рукою влажной трогаю когда

    я в сущности слепой подвальный крот
    как подвалю так сразу норки рою
    знакомый холм тепло таящий рот
    и этот лаз за мшистою горою

    так и живу тактильно и темно
    лелею ягодичное гумно
    ходы копаю до самозабвенья
    и нет от наваждения спасенья

    _^_




    * * *

    Ты отключила верхний, звёзды, луну,
    Я оступился в тебя, понял: тону,
    Я упирался твёрдым, ты клокотала,
    Было по горло - мне, женщине - мало.
    Эта нетвёрдая почва, где мы вдвоём
    За руки или за пальчик держимся, умирая,
    Судорожно друг у друга что-то берём взаём,
    За час до исхода ночи, в метре от рая.

    _^_




    * * *

    Военное безлюдие ночей,
    Власть шорохов, предчувствие охоты,
    Где тень любая жаждет, алчет квоты
    В кошмарных снах врачей и палачей.

    Сходить с ума на пике излеченья
    Над краем ночи, бездны, пустоты,
    Где лишь одно реально извлеченье -
    На вкус, на ощупь, ароматом - ты.

    Ты, наплывающая теплотой молочной,
    Парной, слегка соленой, через край
    Стекающая черной тенью сочной
    И исчезающая невзначай...

    _^_




    * * *

    все скажут пальцы вот так вот так
    речь держит брайль а брайль не враль
    в морзянке кожа в прострелах мрак
    мы так не схожи
    а жаль

    мне тамбурина понятна дрожь
    умелый пеленг пачини тел
    я нем как рыба но ты поймешь
    все скажут нож
    сноп стрел

    по перфокартам слепым таро
    я продолжаю взахлеб читать
    в ладонь вплывает твое бедро
    прожечь тавро
    опять

    _^_




    * * *

    По счислению чресел, которым не лень,
    По счислению весел и рук, неумело,
    Неизбежно, как паруса влажная тень,
    Настигаю во тьму унесенное тело.
    То погрешность наитий, влекущая нас
    В тесноте, духоте, океане соленом,
    Там, где азимут врет, зависает компас,
    И ключицы скрипят над тобой утомленно,
    Где не выветрен запах смолистых волос,
    И корма будоражит закатным отливом,
    По счислению счастья нахлынувших слез,
    По счисленью напасти, чья пасть терпелива.

    _^_




    * * *

    Придонный лов, неутоленна
    Желанья ломкая леса.
    Ты дрогнешь телом утомленно,
    И удивленно - в небеса,
    Под лунку
    В лунный лед ладоней,
    Наждачный воздух ножевой,
    Застынешь втуне в топком стоне,
    И оземь - рыбой неживой.

    _^_




    * * *

    Бесценный дар в развале ночи
    Обресть полураскрытый рот,
    Чьи вдохи кажутся короче,
    А выдохи - наоборот,
    Ловить неровное дыханье,
    А с ним - глубинных рыб косяк,
    Их плавниками, тел вихляньем
    Ощупывать влеченья знак,
    Прикусывать язык, и, тычась
    Губами в губы, над тобой
    Вдруг возрасти, ощерясь, бычась,
    Как алчный штормовой прибой,
    В разверстые пучины, глуби,
    Упасть чудовищем морским,
    На дно, в сто раз чернее Нубий,
    На водоросли и пески.

    Я вижу тусклое свеченье
    Сквозь кровь твою, сквозь липкий пот,
    Но рук измученных теченье
    Меня опять к тебе влечет.
    А ты глотаешь жадно, щучно
    Соленый воздух травяной,
    Дразня меня, дрожа беззвучно
    Бледно-зеленою луной.

    _^_




    * * *

    ты мумия
    остылой красотой
    раскрашенной под жизнь чужую
    во мне постыдный вызываешь сбой
    я сам к себе
    тебя ревную

    обрыв на линии
    и худший вид неволь
    свобода
    франкенштейном шелли
    крушит барьеры
    взламывая боль
    в капитулировавшем теле

    гомункул вырос
    ты одна
    теряет смысла влагу тишина

    _^_




    * * *

    был бы рогожин хоть чуточку мышкин
    был бы и мышкин немного рогожин
    только у книжки больные нервишки
    только от книжки мурашки по коже

    я этой шторой зеленой раздвоен
    две головы и четыре предплечья
    я этой ночью неправильно скроен
    но от тебя не скрываю увечья

    так неизбежную близость почуя
    тело съедает покорное тело
    так фотокарточку нежно целуя
    мнется душа и лепечет несмело

    князь что головушкой светлой непрочен
    ополоумевший плотью рогожин
    ждановской жидкости запахи ночи
    два идиота и ты с нами тоже

    _^_




    * * *

    притяжение тяжесть и жесть
    я проснулся без четверти шесть
    приближен притяжен напряжен
    снаряженный для лучшей из жен

    жжен ли уголь голим ли горюч
    напряжен но могуч ли могуч
    желатина желток еле жив
    притяженье тяжение в

    _^_




    * * *

    если нужно супружеской паре
    одиннадцать тысяч раз
    множенное на два
    в смысле назад-вперед
    как считал Гийом
    опрокинувший медный таз
    на стерильное лоно Европы
    надкусившей плод
    значит нам с тобой
    городить частокол
    озаборивать ночью
    бардак и хлам
    в марте выжившей псиной
    обнюхивать пол
    и делиться митозом
    поперек пополам
    слюдяная глубь
    от слезы влажна
    замутит в быстрину
    остаток лет
    все предельно просто
    муж жена
    змей и плод на ветке
    частокол
    запрет

    _^_



© Сергей Слепухин, 2006-2020.
© Сетевая Словесность, 2006-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Бутман и Гробин: и Эхстрим: Рассказы [- Боритесь! - крикнул Солодов. - Дроны копаются в белье ваших сыновей и матерей! Нет государственному шантажу!..] Ростислав Клубков: Утренняя заря [Эта война превратила души в человеческие тела. Окровавленные, мертвые...] Максим Матковский: Спасибо за блинчики, сестра [Если бы я не писал стихов, / но читал бы свои стихи, которые бы / написал кто-то другой, / то стихи бы эти мне обязательно нравились...] Андрей Баранов: В поисках свободы и покоя [Снился мне в ночь удивительный сон. / С неба спускается ангелов сонм, / Бьют барабаны, кимвалы гремят, / Медные трубы на солнце горят...] Алексей Ланцов: Шаблон разрыва [Мысленно лайкну няшный денёк / И уберусь восвояси / Майнить поэзию, ждать Рагнарёк, / Думать о смертном часе...] Андрей Бикетов: "Сумеречная" итальянская поэзия [Стихи известных итальянских поэтов: Гвидо Гоццано, Серджио Кораццини, Марино Моретти, Коррадо Говони, Фабрицио Фрозини, Камилло Пеннати.] Михаил Ковсан: Туманный Сизиф [В такой день временные отрезки один с другим не стыкуются, в пазы не попадая. Необходимость в осторожном насилии: надавить, не сломав, подвигнуть, саму...] Дмитрий Ратников: Прилив [Третий месяц нет никаких новостей из дома. / Письма не пишет дама. Страшней синдрома / одиночества - только болезнь рефрена...] Дмитрий Гаранин: Оптическая песнь [И пусть дана свобода мнения, / Сомненья нет, как в божьем даре, / Что наступает просветление / На карте рваных полушарий...] Вероника Сенькина: Стихотворения [Ни этих слов, ни тех, не понедельник, / не Питер, не всерьёз, не Англетер, / а сам себе убийственный подельник, / а сам себя, увидев, проглядел...]
Словесность