Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




МЕТРИЧЕСКАЯ СИСТЕМА МЕР


Французский метр завоевывал европейский континент, не пощадив даже Британии с ее пинтой. Альберт Эйнштейн к тому времени еще не родился, и поэтому некому было образумить французов и сказать, что результат измерения зависит не от размеров измеряемого объекта, а от от намерений измеряющего субъекта . Сократ же к тому времени уже умер, успев только сказать, что человек есть мера всех вещей, но не сказав самого главного - как укладывать человека при измерении вещей: вдоль вещи или поперек.  Люди того времени были очень конкретны, и метр представлялся им не абстрактной единицей измерения, а шершавым деревянным бруском с делениями, нанесенными химическим карандашом. Простой польский крестьянин и вовсе не мог представить себе метр, ибо его душа состояла всего приблизительно из тридцати сантиметров - тридцати неструганых занозистых брусочков, большая часть которых была привязана к дому и к натуральному хозяйству. И только два, пусть еще нескладных, суковатых метра величественной души польского ученого Николая Коперника располагались на крыше в любую погоду, где он разглядывал солнце, луну, звезды и другие небесные тела в примитивный телескоп, построенный из дождевой трубы и бычьего плавательного пузыря. Он думал о прошлом, настоящем и будущем, о том, что настоящее - это всего лишь место, где будущее затаптывает следы прошлого, и от этого пыль поднимается столбом и заслоняет небесные тела от взоров ученых. В это самое время другие ученые роются в этой пыли, выкапывают окаменевшие кости доисторических рептилий и по ним точно восстанавливают место, время и детали исторических событий, таких как распятие Христа, взятие Бастилии и Трафальгарская битва. Другие ученые выкапывают нехитрую утварь прошлых столетий, такую как золотые украшения, гробницы, мумии, скафандры пришельцев, ковбойскую шляпу Мономаха, фрески, свернутые в пыльные рулоны, и многое, многое другое. Коперник вспомнил, что так и не побывал на докладе группы археологов, нашедших прекрасно сохранившуюся противотанковую мину. Доклад не состоялся в связи с тем, что ученые не смогли сохранить бесценный экспонат. Стоя на крыше, Коперник поеживался от холода и утешал себя тем, что ему не так жарко как коллеге Джордано Бруно. В то время как одни ученые по костям и черепкам пытались восстановить прошлое, а политики - склеить его с настоящим, Коперник вычислял по траекториям небесных светил будущее планеты Земля, и ничего хорошего в этом будущем не находил, что впрочем, совпадало с исследованиями археологов, согласно которым от древних рептилий остались одни лишь окаменевшие кости, от Трои - золотые украшения, от Помпеи - пепел, а от многого чего другого и вовсе ничего не осталось. Все это доказывало, что французы изобрели свой метр в высшей степени зря, потому что что им не меряй, все равно оно от этого никак прочнее не станет и дольше на Земле не продержится. Впрочем, французы всегда были вздорными людьми, не в пример англичанам, которые изобрели пинту не по вздору и не по праздности, а по здравомыслию, потому что надобно же человеку знать, сколько ему положено выпить, чтобы не думать о мрачных перспективах и ждать своего конца весело, с удовольствием, ну и не без пользы, конечно.




© Александр Шленский, 1999-2020.
© Сетевая Словесность, 1999-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность