Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



Жужжит в подсолнухах пчела...


* ПАЦИФИСТСКАЯ ОКТАВА
* Шопенит шепотом рояль...
* Выхухоль ухала, хлопала...
* Не унять, не понять, не посеять...
 
* Упало облако в стакан...
* Зачем же, выдумка моя, я топал на тебя ногами?..
* Последний сапожник ругается матом...


    ПАЦИФИСТСКАЯ ОКТАВА

    Жужжит в подсолнухах пчела.
    На пляже загорают музы.
    Фаланги наши у села
    Остановились. Жрем арбузы.
    Под солнцем ратные дела
    Куда паршивее медузы.
    Но хочется волной плеснуть
    В лицо, предплечия и грудь.

    Щитом не скроешься от зноя.
    И не спасет от мух лопух.
    В награду славному герою,
    Чтоб эллинский поднялся дух,
    В обед опять - вино и соя.
    А лучше б музу, можно двух.
    И в тень, где нежный сквознячок,
    На пикничок, на пикничок!

    _^_




    * * *

    Шопенит шепотом рояль.
    В кустах теряется баллада.
    Какая в сумерках печаль!
    Но предаваться ей не надо.

    Перемахнув через забор,
    Стал на колени у веранды.
    И сквозь простуженные гланды
    Хрипит бельканто мой тенОр.

    - Я искушен тобой, мадонна!
    О, выйдь, мерзавка, на крыльцо. -
    Пою нежнее на полтона.
    И вдохновенное лицо

    Горит, пылает, словно мак.
    И сердце просится наружу.
    - О, придержи своих собак
    И пригласи меня на ужин!

    _^_




    * * *

    Выхухоль ухала, хлопала.
    Падал засушливый лист.
    Пьяница шел Попандопуло.
    Выхухоль ухала, хлопала
    Там или здесь, или около.
    В плавнях, где шорох и свист
    Выхухоль ухала, хлопала.
    Падал засушливый лист.

    _^_




    * * *
          Саше

    Не унять, не понять, не посеять
    Тихой улочки хлипкую скуку.
    Пал туман вместе с вечером
    в девять.
    Потревожил облезлую суку.
    И в облаенном сукой пространстве
    Задрожал огонёк, сожалея,
    Что зануда-репейник убранством
    Уколол близорукую фею.

    Тени нежных моих приведений
    В дом стучались стрельнуть сигаретки.
    Только фея, забыв огорченья,
    Всё качалась на грушевой ветке.

    _^_




    * * *

    Упало облако в стакан.
    Торчат снаружи только пятки.
    Его мы выплеснем в туман,
    Потом со дна допьём остатки.

    И, напевая чепуху,
    Полезем, как всегда, в бутылку.
    И не заметим, что вверху
    Вдруг получилась в небе дырка.

    _^_




    * * *
                Дочери

    Зачем же, выдумка моя, я топал на тебя ногами?
    Вот пластилиновый араб кромсает булочки ножами.
    Вот пластилиновый верблюд трясёт горбами над подушкой
    И пластилиновую пыль себе я сыплю на макушку.
    Слезу медовую твою ловлю в шершавые ладони.
    И мной придуманный Восток в ней безнадёжно тонет,
    тонет...

    _^_




    * * *

    Последний сапожник ругается матом.
    Он шьет сапоги двум последним солдатам,
    Которые, вытянув босые ноги,
    Сидят за столом рассуждают о Боге.
    А Бог из последнего неба глядит
    Туда, где художник последний стоит,
    Где свежие краски тяжелой рукою
    Кладет он на холст. Холст последний - не скрою.
    ... На этой последней предсмертной картине
    Медведь белоснежный ест рыбу на льдине.

    _^_



© Владимир Пимонов, 2003-2019.
© Сетевая Словесность, 2003-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]
Словесность