Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        Господин Гексаметр.
        Картина 2. Зима, город.




          Шесть раз замерь, шесть раз замри, шесть раз умри.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          6 р. замерь, 6 р. замри, 6 р. умри.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.

          По шесть суббот, по шесть забот, по шесть жела...
          По 6 суббот, по 6 забот, по 6 желаний.
          Ещё питает тело чёрствое преданье.
          Ещё пытает душу шестисильный яд.
          Горят огни, горят огни, огни, огни.
          Горят огни шестисиянно над кормой.
          Сирены плещутся устало, окаянно.

          Вакханки корчат неприталенной зимой.
          Вакханки корчатся зимой окоченелой:
          О Танаис! О Танаис! О Танаис!
          О Танаис, о Танаис, о Танаисе!
          Как шестихладное жестоко шестиречье.
          Здесь даже письма замерзают на свету.
          По 6 суббот, по 6 красот, по шесть забот.
          Рапсоды точат смололепые эподы
          Об эластичный желтовидный электрон.
          Об электронный воск шести-косноязычья.

          Вот дважды два, вот пятью пять, и пять, и школа.
          Вот шестью шесть тринадевятое трицарство.
          Пятижды пять, шестижды шесть земель три-девять.
          Вот пядью пядь, и баш на баш, и так на так.
          И выйдет зверь, по виду 3, но это 9.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          И выйдет зверь, но не замерить звере мерзость.
          И выйдет разум грохотать на Танаис.
          О Танаис, о Танаис, о Танаис!
          О Прометей, Пхармат двугорбого Эльбруса
          Шестиповторно торный путь шести-пройдёт.
          Шестиповторно шеститорный путь огня.

          Шестиокраинные звёзды шариата.
          Шестизаветно, шестизвенно шестерня
          6 6 6 6 6 6 6 6 6 6 6 6
          Одно хотя бы из семидесяти двух.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          И чудо обло с виду три, но это девять
          Цементом пишуще на твёрдой каббале
          6-6-6 6 6-6-6 6 6-6-6 6
          Каабы знак. 6 раз 6 раз 6 раз 6 раз.

          Где семипутье, друже, Белый Танаис?
          Когда дождаться нам прохлады палмоливой?
          Когда блудница заплутает в перепутье?
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          12 стрелок, словно башен вавилонных.
          12 праведников полдень возгласят.
          Когда когда, когда когда, когда когда-то.
          Не Ниневия, не о Ливии счастливой.
          По 60 по 60 по 60.

          Течёт неглядно Танаис и ледовито.
          И Цезарь целится орфеем недопитым.
          Недо-пиитом недопитым не до До.
          И Цезарь цедит тихо: "Veni, Vedi, Vita".
          Слезится яд и верещится пестрый дрозд.
          А память капает на-сквозь пустое око.
          А это долго, это долго, это до...

          Ой-люли-люли - шести-иктный слышен отзвук.
          Здесь воздух есть здесь вереск есть, здесь есть отец.
          Оно безматерно, безбременно, безлетно.
          Не палмоливно, не шести, не вересклетно.
          Шестого лета шестиствольно бересклеты
          Цвели цвели цвели цвели цвели цвели.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          Здесь пахнет воздух, пахнет воздух, воздух, воздух
          Весь шестипаханый, как будто на меже
          Шести-тринитро-толуольная загвоздка.

          Сюда спешит, крылом расшатывая воздух
          Седьмой посланник - ангел именем другим.
          И вострубляет всем своим безвесым телом
          7 раз замерь, 7 раз замри, 7 раз замерь.
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Семь раз качается чертог седьмого неба,
          Но солнце гаснет, солнце гаснет на ветру.
          Здесь даже письма замерзают без усилий.
          Здесь непонятливо значенье шестикрылий.
          Здесь даже письма, даже письма, даже да...
          Инакий ангел сам отбрасывает крылья
          И всё твердит:
          "Семь раз умру
          7 раз умру".

          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          И топчет крест на перепутье с недопутьем.
          Шести-чугунные железные калиги.
          Коврига чёрствая предательство питает.
          Ещё пытает тело чёрствое преданье.
          И душу чествуют глазные пузыри.
          И кто-то чувствует ещё, ещё и душу.
          И кто-то чувствует её ещё и душу.
          Ещё ещё ещё ещё ещё ещё.

          Шестискандальные не пахнут морем письма
          Здесь никогда и ничего не пахнет морем.
          Здесь даже чайки только запахом Улисса
          Здесь даже чайки пахнут запахом погони
          И только крачки чают запахом утробы.
          До гроба пахнет обещанием любовь.
          А Гексаметр шести-сидит на Гексатроне
          На стороне его неладная Эллада.
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри.
          Эллада в жёлтом утопает электроне.
          Как ни отважится, но Улисс хитровидный
          Не доплывает по сиренам до земли.

          Вакханки корчатся, не спится Прозерпине.
          И вспоминает о раздольях шестисмертных,
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри,
          О полножизненных застольях Прозерпина
          И о кочующих по списку кораблях.
          Шестикандальные не пахнут морем письма
          Здесь даже камень гробовой не пахнет морем.
          И только чайки всё качают и качают.
          И только крачки привечают колыбель.
          Шумит прибой и Гексаметр на Гексатроне
          Гексавеличественным гексагенералом
          Гексавеликим гекса-гексавластелином,
          Неодолимым восседает господином,
          Гексапечален и качает колыбель.

          И это длится на листе бумаге алом
          Не пахнут морем эти письма никогда.
          Шестиразмеренно не шастает волна
          По гексакаменным вразброд гексапричалам.
          Гекса-унылые сухие города -
          6 раз замерь, 6 раз замри, 6 раз умри -
          На черноречьях гексамутных высыхают
          Гексаказённо, бесцезурно там всегда.
          Сухой обветренной тоскливой тусклой стаей
          По воронью гексапечаль свою лаская.
          Таскаясь серостью своей по воронью.
          И год как город - только цирки в полом центре
          Янтарновидно пестродетственно стоят.
          Всё не впопад, всё невпопад всё невпопад.
          Ещё продолжу повесть N-нную свою.



          © Виктор Перельман, 2002-2018.
          © Сетевая Словесность, 2002-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность