Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Рефлексия


...Из окна дома, расположенного где-то между морем и реальностью, свет потухших звезд порой кажется ярче. И чем дальше - тем дальше...

- Только ты объясни ей, как им пользоваться...
- Хорошо...

...После полуторосуточного бодрствования окружающее пространство вдруг привычно раскалывается на отдельные ощущения. Это как когда теплая булка с корицей начинает пахнуть и теплой булкой, и корицей, и теплой булкой с корицей одновременно. Запахи не смешиваются, а подобно переплетенным пальцами рукам дополняют один другого до необходимой стадии совершенства.

Такое состояние бессонного расположения духа более всего похоже на приторно-заторможенную версию похмелья средней степени тяжести. Огромные недоступные Солнца падают под ноги и разбиваются на тысячи остроугольных подробностей...

...Нет ничего более глупого и более естественного, нежели переход из метростанций "Курская" на Курский же вокзал. От поездов - к поездам. В семнадцать часов мы с Д. поднимаемся по ступенькам ОТ К, потому что нам нужно встретить прибывающую из Серпухова даму. Если же быть совсем точным, то даму встречать нужно Д., а я лишь напросился за компанию. А еще точнее - воспользовался первым подвернувшимся шансом сбежать от взломанных аэрокосмических серверов, рассаженных по тюрьмам хакеров, незамолкающего телефона, падающих сетей, гор визитных карточек и собственных болезненно-грандиозных планов на утро следующего понедельника...

...Замечаю, что некоторые вещи не смешиваются даже под давлением. Их, например, волнует Чубайс. А меня Чубайс не волнует. Меня волнует Митник, а Чубайс меня не волнует совершенно. Если честно, то мне Чубайс вообще до лампочки.

И Горного волнует Митник. У него (у Горного) в утонченно-европейских глазах это прописано. А на Чубайса ему, по-моему, глубоко плевать; по крайней мере, сегодня.

А они не знают ни кто такой Горный, ни кто такой Митник, ни, разумеется, кто такой я. На их лицах возбужденным по бледному выражена взволнованность относительно Чубайса. Они, кажется, родились с такими лицами. А дама все не приезжает. А Д. все бегает от края платформы к другому краю другой платформы...

...По радио объявляют, что поезд такой-то туда-то останавливается везде кроме "Карачарово". И тут в мою распухшую сверх всякой меры голову приходит следующее:

Допустим, существует некоторая девушка. Красивая девушка, стройная. Обаятельная. Одеваться со вкусом умеет. И не только умеет, но еще и одевается. По-женски умная. Вздыхать умеет красиво. И едет она в этом поезде.

А в "Карачарово" живет юноша. И не просто живет, а даже стоит на платформе. И не просто стоит, а с букетиком незабудок. Красиво так стоит, слегка небрежно и в меру подтянуто. Глаза ласковые. Ногти аккуратные. Улыбка загадочная. И - главное - умный.

Она, значит, едет себе в поезде. Он, соответственно, стоит.
А поезд-то в "Карачарово" как раз и не останавливается!
И она едет дальше. Как последняя дура.
А он остается на платформе. С букетом. Как последний дурак.
И все из-за поезда.

А дама все не едет...

...Звонить мы спускаемся в подземелье.

Телефонные кабинки там сварганены совершенно выдающимся образом. Случится переходить с какой-нибудь из "Курских" на Курский либо наоборот - обязательно обратите внимание!

Сама станция отделана преимущественно мрамором.

Вдавленные в мраморные очертания кабинки преимущественно отделаны обломками загаженной кафельной плитки, криво присобаченными друг к другу. Больше всего похоже на сортир, только без двери и с телефонным ящиком вместо писсуара.

Я тогда еще подумал, что бронзовая скульптура в нужнике выглядит уместнее треснувшего унитаза посреди Малахитового зала Эрмитажа. Осталось совершенно непонятным, куда звонил Д...

...Мы расстались у эскалатора.

- Так как с ним обращаться?
- Вот так. Нажимаешь эту кнопку - он начинает записывать. Нажимаешь эту - он прекращает записывать.
- Ясно! - Д. хлопает меня по предплечью, кисло улыбается и, сделав реверанс в сторону, постепенно исчезает за уплывающими вниз спинами. А я решаю несколько минут простоять просто так...

Мимо прошелестела искрящаяся радостью женщина. Мне показалось, что в эту секунду мое лицо было особенно красивым...


© Норвежский Лесной, 1996-2022.
© Сетевая Словесность, 1998-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность