Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



ГОРОД,  КОТОРОГО  НЕТ


 



      ЗАКЛИНАНИЕ

      Заклинаю тебя
      светом звёзд и теченьем песка,
      Заклинаю тебя
      древним танцем змеи и быка,
      напряжением жил и податливой плотью соска,
      каплей сладкого молока:
      пока
      не исполнится время реки -
      РЕКИ.
      Говори, не молчи,
      меча
      не тупи.
      Пути
      пролегают по грани.
      Грай
      перелётных весенних стай
      прокартавь, прохрипи.
      Сыграй
      в рог серебряный
      для души.
      Заклинаю тебя - дыши!
      Вдох и выдох -
      закон прост.
      Мать поставила в полный рост.
      Спасом ставила, на крови.
      Заклинаю тебя - живи!
      Ради Бога,
      Земли ради,
      ради гроз, облаков, радуг,
      ради нервной своей дрожи
      от касанья её кожи,
      ради света Его лика,
      ради нового
      крика.

      _^_




      ГОРОД,  КОТОРОГО  НЕТ

      Седой от пыли зреющий кишмиш,
      Топчан в тени и алый срез арбуза,
      Дорожка сока липкая на пузе,
      Набитом туго. Щёлкни - зазвенит.

      А солнце поднимается в зенит,
      Пора нырять в глухие недра дома,
      В прохладный сумрак выбеленных комнат,
      В крахмальные объятья простыни.

      Какими длинными казались в детстве дни,
      Сколь немудрёной - счётная наука
      С примерами на косточках урюка
      И на конфетах "Ну-ка, отними"...

      ................................

      Возьми вот, на дорожку, помяни
      Бабулю, дом и тополь у калитки.
      Да, прошлое бывает, детка, зыбко.
      Осталась школа. Ты сходи, взгляни.

      Журчит арык, и Стиксу он сродни...
      А там пустырь. Но память не уволить,
      Она возводит город слой за слоем -
      Мой город детства. Стой, повремени!

      А солнце поднимается в зенит.
      Мне надо надышаться этим зноем
      Ещё лет на пятнадцать. Нет, пустое.
      Я больше не приеду. Извини.

      _^_




      ПЕРЕКРЕСТКИ

      Мы плывём через время
      И тщетны попытки причалить.
      Нет таких измерений
      В которых былое случайно.
      Не найти городов,
      Берегущих для нас перекрёстки.
      Не догнать поездов,
      Уходящих туда, где наброски
      наших прошлых имён
      Ещё можно стереть и исправить,
      Что б на старый перрон
      Мы однажды сошли - и совпали.

      _^_




      СНЕГ

      Я жду когда на мягких лапах ты войдёшь
      В сырую тьму заполонив нирвану
      Стерильно-белым забинтуешь раны
      И утолишь горячечную дрожь
      В моих руках полётом ли паденьем
      Целуя в лоб горбатые мосты
      Коснёшься плеч лебяжьим опереньем
      С немыслимой спустившись высоты
      Пора тебе деревья кутать в шали
      Дразнить щенков, распугивать ворон...

      Плыву сквозь вечер девочкой на шаре,
      А снег, кружа, валит со всех сторон.

      _^_




      МАНДАРИНКА  В  КАРМАНЕ

      Аромат мандаринов и хвои -
      Уходящего года примета.
      Я таскаю в кармане с собою
      Рыжий смайлик - подарок из лета.

      Мне его протянул на ладони
      Рыжий клоун с пинг-понговым носом.
      Он расклад очень правильно понял,
      Заменив на улыбку вопросы.

      Греет душу карманное солнце
      Лучше некуда, да и не надо.
      Если клоун однажды вернётся,
      Я его угощу шоколадом.

      _^_




      СТАРЫЙ  ДОМ

      Ослабив хватку, дать себе дышать
      и радоваться собственным движеньям,
      кормить мышей запечных чёрствым хлебом,
      а печь - дровами и трухою слов.

      Поспеет кипяток как раз к обеду,
      когда к окошку подкрадётся солнце.
      Проснётся муха местного разлива,
      разбередит мечтами о весне.

      Синицы околачивают снег
      с корявой старой груши, он искрится
      и падает в сугроб не нарушая
      схороненной в сугробе тишины.

      Изба, как старый валенок, дырява,
      но живы стол и стул, и рукомойник,
      истёртая цветастая клеёнка -
      таких цветов не сыщешь не найдёшь.

      Всласть наиграюсь в терем-теремочек
      самой себе рассказывая сказки,
      гоняя чай с душистою смородой
      и принимая роды у души.

      _^_




      ВАЛЯЮ  ДУРОЧКУ

      Валяю дурочку на солнечном лугу.
      Она лежит и щурится от света.
      Дивится разноцветным звукам лета,
      И что кукушка нынче ни гу-гу.

      Или ку-ку? - Вот повод для раздумий.
      Но ей-то что?! Ей всё - как звонарю!
      А сарафан, подаренный июнем,
      Она износит только к сентябрю.

      _^_




      ЛИСЬЕ-АЛИСЬЕ

      Эта рыжая порода,
      Это горе от ума.
      Это сучая природа,
      Эта клятая сума.

      Всё своё ношу с собою,
      Всей-то ноши - хитрый хвост.
      А под полною луною
      Сыру хочется до слёз.

      Эх, поймать бы ту ворону,
      Что накаркала судьбу,
      Придавить без посторонних,
      Чтоб ни разу не гу-гу.

      Только поздно распаляться
      Да вилять, сбивая след.
      Поздно кошкой притворяться,
      Коротая бабий век.

      Всё одно по огородам
      Тянет-манит в дальний лес.
      Ох ты, рыжая природа.
      Ох ты, полюшко чудес.

      Брось, Базилио, ты знаешь:
      Просто осень, просто грусть.
      Вот полтиник разменяю -
      Человеком обернусь*.


      * "...достигнув пятидесяти лет, лиса может превращаться в человека;
      в сто лет - обретает способность узнавать, что делается за тысячу ли
      от нее; в тысячу лет - способность общаться с Небесами."
      Г.Л.Олди, "Мессия очищает диск"

      _^_



© Анёва Нежданова, 2012-2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Средство от тревог [...Идеальный текст, идеальный текст... Идеальный текст - это как... бутылка пива в утреннюю сушь. Заходит радостно, стремительно, внезапно, с лёгким удивлением...] Александр М. Кобринский: Подвеска на ниточке [...и в этот момент Пейл осознал, что он живет в городке, населенном потомственными сумасшедшими...] Владимир Спектор: Три рецензии [- О книге Юрия Буйды "Стален" / - О романе Евгения Гришковца "Театр отчаяния. Отчаянный театр" / - О книге Александра Цыпкина "Женщины непреклонного...] Ольга Андреева: Город лишних подробностей [...Лоза струится вниз со всех карнизов. / Я тоже - жизнь, и я бросаю вызов. / Вливается глубокий альт озона / в сопрано свежекошеных газонов.] Сергей Антонов: Мама мыла раму [...Их крики и предсмертные судороги, их боль и отчаяние растворились в воздухе без следа, но запах, вобравший в себя энергетику сотен, тысяч смертей,...] Ирина Жураковская: Стена: и Восхождение: Два рассказа [Она устала. Устала ждать. Устала плакать. Устала бояться. Устала принимать подаяния. Устала стесняться. Устала примерять чужие одежды и обувь. И бельё...] Максим Жуков: У коровы есть гнездо [...Но родителей слушая, - внемлю / Тем, кто впроголодь жил и страдал, - / Я люблю мою бедную землю / Оттого, что иной не видал.] Анна Арканина: Стихотворения [Все что было - узнаешь впервые - / дом у речки и яблочный Спас... / Будто жили не мы, а другие, / но похожие очень на нас...]
Словесность