Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




"Бз..."


Коля домой пришел. Он стоит у двери в дом. На двери кодовый замок. Железная коробочка, дырчатая морда... Коля смотрит на замок свысока. Он высокий парень, худой, щеки впалые. Руки в карманах. Слегка покачивается вперед и назад... назад - и вперед...

Эй, ты, бз... да... двай, валяй!..

Это он жене, она на девятом этаже в теплой квартирке. А Коля на ветру стоит. Октябрь, но студеный случился.

Коля забыл код. Но не в этом дело. У него с замком сложные отношения. Взаимное презрение, можно сказать. Он и трезвый-то замок старается не замечать, а сейчас полное пренебрежение на лице. Он сквозь замок, через дырочки на железной морде обращается к жене:

- Эй, ты, бз... двай, пускай...

Если набрать код и хорошенько попросить через мелкие дырочки, то можно и допроситься. Куда она денется, откроет...

Но Коля забыл. А если бы вспомнил, все равно не ответил бы этому чудищу на заветный вопрос, не снизошел бы...

Он стоит и ждет, вдруг кто войдет или выйдет. И он молча протиснется в тепло. Лестница это живой мир. Если очень устал, не нужно ни квартиры, ни жены. Ноги... они устали... У батареи на первом есть заветный уголок. За мусоропроводом. Труба наелась за день, так что тихо. И тепло. Мечта.

Но воскресный вечер, темно, и ветер с мурмана, ледяной, и никто не идет, и надежды никакой нет.

На горизонте слабая полоса, над ней нависли сине-черные тучи, сгрудились над притихшей землей. Живое ждет зиму с недоверием, опаской. Разные они бывают, зимы, добрые и злые, никогда не знаешь, которая явится...

Коле не до будущего, он захвачен настоящим в плен.

- Эй.... открой...

Замок железная скотина, внимания к просьбам никакого. И как назло, все по домам попрятались, по теплым квартиркам...

Над Колей огромное небо, усеянное черными дырами. Коля вырвался из одной дыры, в другую падает. Миг перелета, жизнь. А на дороге встретилось препятствие - замок, он не впускает. Хочет какие-то слова... просьбы, обещания... Как дальше лететь... Запнулось движение из никуда в никуда.

- Ух, бз... да... двай, валяй!..

Остановилось время. Сгусток невероятно сжатого вещества, средоточие безжизненности и полного порядка - прошлое, Коля его не помнит. Распущенность, самоволие, расточительность тепла и света, миг мельтешения и надежд - настоящее, Коля его чувствует, но не понимает, разве такое можно понять?.. А будущее?.. Снова полный порядок, отрицающий пространство и время, презирающий разнообразие, небольшое тепло, мягкий свет... Что он может о будущем знать... Он не может, ты не можешь, они не могут... Полный порядок и хаос кромешный, оба для жизни не полезны, где жить?.. Краткий миг, летим из одной дыры в другую. Краткий миг. А тут дверь, а тут замок, дырчатое рыло...

Коля стоит без движения, без памяти о прошлом, без мысли о настоящем, без страха перед будущим...

Он забыл код, а по ту сторону заветного слова - тепло.

А по эту - ледяной и темный мир.

Он рыгает, матерится, вытирает рот покрасневшей от ветра клешней.

Мир без начала и конца вытолкнул его и оставил без присмотра, лететь, лететь, промелькнуть меж двумя безднами...

А на пути замок!..

Мир теплых мелочей, с началом и концом, не хочет его знать.

Он стоит, уперся взглядом в ухмыляющуюся рожу с мелкими оспинами.

Ух!..

Коля бьет наотмашь по надменной роже.

Замок испуганно пискнул, дверь медленно отворилась. Человек скрывается за дверью. Полет продолжается.

Бз...




© Дан Маркович, 2003-2024.
© Сетевая Словесность, 2003-2024.






НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность