Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ВЕЕРА

ÉVENTAILS


Больше половины поэтического наследия Малларме составляют стихотворения на случай, ярким примером которых служат "Почтовые досуги" (переведенные на русский Я. Старцевым), рифмованные адреса, которые он надписывал на письмах, отправляемых друзьям. Известно, что гостя́ в приморском доме у друзей, Малларме писал им посвящения на плоской гальке, собранной в прогулках. Цикл "Веера" состоит из четверостиший, посвященных знакомым дамам и их веерам; многие из них были надписаны на самих веерах. На фотографии - посвящение Мисе Серт (номер XII). Рифмовка имен здесь важна, это не просто щегольство поэтической техникой, но реализация магии имени.



I

Aile quels paradis élire
Si je cesse ou me prolonge au
Toucher de votre pur délire
Madame Madier de Montjau.
I

Крылу желать какого рая
Восторг что дышит так свежо
То сокращая то продляя
Мадье любезной де Монжо [1].
II

Jadis frôlant avec émoi
Ton dos de licorne ou de fée
Aile ancienne, donne-moi
L'horizon dans une bouffée.
II

Ты в небо, трепеща, несло
Единорога или фею,
Влеки ж, о древнее крыло,
Меня за горизонты, вея.
III

Simple, tendre, aux prés de mêlant,
Ce que tout buisson a de laine
Quand a passé le troupeau blanc
Semble l'âme de Madeleine.
III

Как с тех угодий, где висят
Шерстинки белы и нетленны
На ветках от прошедших стад,
Проста, нежна душа Мадлены [2].
IV

Toujours ce sceptre où vous êtes
Bal, théâtre, hier, demain
Donne le signal de fêtes
Sur un voeu de votre main.
IV

С этим скиптром на отлете
Каждый день в театр, на бал,
Вы к веселью подаете
Манием руки сигнал.
V

Autour de marbres le lis croît -
Brise, ne commence par taire,
Fière et blanche, son regard droit,
Nelly, pareille à ce parterre.
V

Вкруг статуй - лилий белый хор,
Всё спорят, нет бы онемели,
И прям их стан, и честен взор -
На сей цветник похожа Нелли [3].
VI

Là-bas de quelque vaste aurore
Pour que son vol revienne vers
Ta petite main qui s'ignore
J'ai marqué cette aile d'un vers.
VI

Чтоб где-то под зарей огромной
Его полет высокий стих
К твоей руке вернувшись скромной
На сем крыле пишу я стих.
VII

Comme la lune l'en prie
Un blanc nuage pour cold
Cream étend la rêverie
De Mademoiselle Hérold.
VII

Тучка в небесах безбрежных
Для луны готовит кольд-
Крем из светлых, чистых, нежных
Грез мадмуазель Герольд [4].
VIII

Ce peu d'aile assez pour proscrire
Le souci, nuée ou tabac
Amène contre mon sourire
Quelque vers tu de Rodenbach
VIII

Прогонит малый лепесток
Табак, туман иль приступ страха
И вдохновит на пару строк,
Хоть и смешно мне, Роденбаха [5]
IX

A ce papier fol et sa
Morose littérature
Pardonne s'il caressa
Ton front vierge de rature.
IX

Сей листок, хоть глуп, как гроб
Для потуг литературных,
Чистый твой овеет лоб
Без помарок корректурных.
X

Avec la brise de cette aile
Madame Dinah Seignobos
Peut, très clémente, y pense-t-elle
Effacer tous nos vains bobos.
X

Взмах этого крыла единый
Веленьем Дины Сеньобос [6],
Как в доброте ей мнится дивной,
Осушит реки наших слез.
XI

Bel éventail que je mets en émoi
De mon séjour chez une blonde fée
Avec cette aile ouverte amène-moi
Quelque éternelle et rieuse bouffée.
XI

Прекрасный веер я в руке держал,
Когда гостил у светлокудрой феи,
Он, как крыло, распахнутый, дрожал,
Волнуясь и весельем вечным вея.
XII

Aile que du papier reploie
Bats toute si t'initia
Naguère à l'orage et la joie
De son piano Missia.
XII

Крыло бумажное, раскрой
Окружье, бейся и клонися,
Когда в тебя своей игрой
Вольет восторг и бурю Мися [7].
XIII

O Japonaise narqoise
Cache parmi ce lever
De lune or ou bleu turquoise
Ton rire qui sait rêver.
XIII

О лукавая японка
Скрой за лик луны златой
В бирюзовом небе тонко
Смех повенчанный с мечтой.
XIV

Spirituellement au fin
Fond du ciel, avec des mains fermes
Prise par Madame Dauphin,
Aile du temps, tu te refermes.
XIV

Как ритм, что бьется, вдохновен,
Ты из небесных сфер неробко
Изъят рукой мадам Дофэн [8]
И сложенный лежишь в коробке.
XV

Palpite,
         Aile,
                   mais n'arrête
Sa voix que pour brillamment
La ramener sur la tête
Et le sein
               en diamant.
XV

Бей,
         крыло,
                   но для бельканто
Ты преград не возводи,
Лишь отбрось на бриллианты
Что сверкают
               на груди.
XVI

Aile, mieux qu sa main, abrite
Du soleil ou du hâle amer
Le visage de Marguerite
Ponsot, qui regarde la mer.
XVI

Крыло, надежней огради ты,
Когда ладонь не оградит,
От блеска очи Маргариты
Понсо [9], что на море глядит.
XVII

Fermé, je suis le sceptre aux doigts
Et, contente de cet empire,
Ne m’ouvrez, aile, si je dois
Dissimuler votre sourire.
XVII

Сложён, я - жезл, и роль сия
Пристала мне, я полагаю,
И лишь порой раскроюсь я,
Вам скрыть улыбку помогая.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Мадье де Монжо (Леония Райт) была свидетельницей на свадьбе Малларме; ей же посвящен один из ронделей.

[2] Мадлен Ружон, сестра Нелли Марра и жена писателя Анри Ружона.

[3] Нелли Марра.

[4] Сестра (?) поэта-символиста Андре-Фердинанда Герольда.

[5] Жорж Роденбах, бельгийский поэт-символист.

[6] Дина Сеньобос - жена Шарля Сеньобоса (1822-1892), депутата парламента и покровителя Малларме.

[7] Мися Серт (1872-1950), урожденная Мария София Ольга Зинаида Годебска. Французская пианистка, модель Ренуара и Тулуз-Лотрека, муза Стравинского и Равеля, героиня Марселя Пруста и Жана Кокто, близкая подруга Коко Шанели.

[8] Жена поэта и композитора Леопольда Дофэна (1847-1925).

[9] Маргарита Понсо - мать Вилли Понсо, ученика Малларме, и Евы Понсо, подруги дочери Малларме Женевьевы.



© Дмитрий Манин, перевод, 2015-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2018.





 
 

Купить термосы и термокружки LikeTo.ru.

liketo.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]
Словесность