Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность




УСТАМИ  МЛАДЕНЦА


Очередная рабочая неделя, вильнув мне на прощанье своим облезшим хвостом, скрылась за поворотом. Плодотворная работа в течение пяти дней обязывала провести пятничный вечер вне дома. Тем более что погода переменилась в лучшую сторону. Наверно, ей надоело оплакивать свою незавидную судьбу, и сегодня она улыбалась людям жарким солнечным днем.

Я приехал в свою любимую стеклянную пирамиду. Сегодня к обычному латте добавился шоколадный мусс с лаймовым джемом. Как обычно, людей было много, а потому диванчика мне не досталось. Что ж, пришлось расположиться на стуле, дожидаясь, нехитрый заказ.

Сегодня работал добродушный бармен, которого я иногда называл Крокодил Гена. А вот помощник его сменился. Длинный и худой парень, наверно, все-таки надорвался, таская на первый этаж пакеты с пивом. Хотя, если честно, я даже обрадовался, увидев вместо него симпатичную девушку. Пока бармен готовил мне кофе, я откровенно рассматривал ее внешность. Надо же, она на сто процентов соответствовала моему идеалу женской наружности. Невысокий рост, худенькая, небольшая грудь и попа, светлые волосы, большие выразительные глазки и обворожительная улыбка. Она, заметив на себе мой откровенный взгляд, смущенно отвела глаза в сторону. Проведя рукой по небритой щеке, взглянув на пятно на своей футболке и на запылившиеся кеды, мне пришло в голову, что сегодня не день Бекхема.

Втягивая через трубочку молочную пену, я молча смотрел в потолок. Неожиданно над самым сводом пронеслась огромная тень. Это был всего лишь голубь, а пролетел, как птеродактиль. Интересно, что даже такая обычная птица, с обмороженными ногами и грязными перьями, которую считают переносчиком множества болезней, может произвести сильное впечатление. Оказывается все просто - надо только, чтобы все смотрели не на тебя, а на твою тень. Хотя солнце иногда прячется за облаками...

Я достал телефон и с интересом посмотрел на него. Ни сообщений, ни звонков за всю неделю. Точнее, звонки, конечно, были, но только от коллег и только по делу. Друзья как будто про меня забыли. А, может, мой самолет потерпел крушение в каменных джунглях? А измученные диспетчеры разводят руками - что тут сделаешь? Людей не спасти, но жизнь-то продолжается, а дома ждут жена и дети.

Как бы замечательно ни было в стеклянной пирамиде, но все же меня неудержимо тянуло на улицу. Поэтому, добив остатки шоколадного мусса и допив остатки кофе, я поднялся и направился на свежий воздух. А жаркий июньский день радостно мне подмигивал бликами на деревянном полу.

Выйдя из кафе, я, не раздумывая, направился прямо. И расправив плечи, шагал уверенно и неторопливо. Прохладный ветерок пытался взъерошить мои волосы, но у него это плохо получалось. Мне было хорошо и свободно, поэтому я улыбался идущим навстречу людям.

Дойдя до Арбата, я почувствовал зов природы. Совсем некстати, но облегчить душу было просто необходимо, так как в ближайшее время идти домой мне совсем не хотелось. Не найдя ничего лучшего, пришлось свернуть к голубым кабинкам, которые почему-то принято называть биотуалетами. Хотя какие же это биотуалеты? Обычные сортиры в пластиковом исполнении. Городской вариант.

Закончив нехитрые манипуляции, я стал спускаться к Набережной. Но идти туда не собирался. Слишком много народа в одном месте действовали на меня угнетающе. Поэтому, повернув направо, стал подниматься в сторону Краевой больницы.

Я всегда думал, что этот город наводнен крайностями. В нем полно машин, но узкие улицы, в нем много торговых центров, но мало детских садов, с трех сторон его окружает море, но нет достойных пляжей. А еще он чрезвычайно удален от Москвы, в нем практически одни сопки и почти нет ровной поверхности, зимой дуют холодные ветра, и всегда очень высокая влажность. Но самое главное - он слишком сильно затягивает.

Мне навстречу шел мужчина, катя перед собой коляску с ребенком. Я посмотрел на этого чудного мальчугана. У него были громадные, чуть ли не в пол лица карие глаза. Заметив мой взгляд, он улыбнулся и помахал мне рукой. Я тоже улыбнулся и помахал ему рукой. Замечательный ребенок. Когда мальчик вырастет, то обязательно станет космонавтом и полетит на Марс. Хотя, нет, на Марс к тому времени уже слетают. Тогда наш храбрый исследователь полетит еще дальше - к одному из спутников Юпитера. Он найдет там воду и примитивную жизнь, и за это открытие ему дадут Нобелевскую премию мира за гигантский скачок человечества на пути освоения космоса. Вернувшись в родной город, этот отважный путешественник вальяжно будет прогуливаться по его улицам. И случайно встретив его на этом же месте, я улыбнусь ему и помашу рукой. И он улыбнется мне в ответ и тоже помашет рукой...

Спустившись к Дальпрессу, я, недолго думая, направился к морю. Затем, перейдя железнодорожные пути и спустившись по грунтовой дороге, вышел на пляж и вдохнул полной грудью морской воздух. Как жаль, что мне уже давно не удается почувствовать запах моря. Раньше оно отчетливо пахло солью и йодом. А теперь этого нет. Видимо, меня окончательно пропитал дух этого города.

Я медленно побрел вдоль берега. Под ногами валялось множество мелкого мусора. Умеем мы загадить то, от чего еще пару секунд назад так трепетно сжималось наше сердце, не способное вобрать в себя всю гениальность мироздания. Больше всего на песке валялось палочек от Чупа Чупсов. Даже окурков было не так много. Вот такая вот страна разноцветных леденцов - чем больше сосешь, тем выше поднимешься, а, взлетев до небес, все равно будешь сосать, только уже МЕГА-Чупа Чупс.

В одном месте в море скопилось очень много водорослей, отчего оно выглядело очень вязким и имело коричневый оттенок. Как хорошо, что это была не нефть, а просто морская капуста. Дай Бог мне никогда не увидеть нефть возле этих берегов.

Я окинул взглядом отдыхающих. Лето было в разгаре, а солнечные дни только начались, поэтому люди поскидывали одежду, нежась под лучами небесного светила. Женщины, как и полагается, к пляжному сезону привели свои тела к глянцевому стандарту, поэтому выглядели весьма подтянутыми. А вот мужчины строго разделились на две половины: одни высокие и худые, как сосиски, другие, наоборот, с увесистыми пивными животами, как сардельки. И весь этот нехитрый гастрономический набор присоединился к своим очаровательным спутницам и коптился на солнышке.

Многие приходили отдохнуть всей семьей, поэтому по берегу бегали стайки детей. Чистый морской воздух пойдет на пользу растущему организму, жаль, что этого нельзя сказать про наше море. Пусть мыслители думают о том, что лучше всего умеет делать человек, для меня ответ очевиден. Мы лучше всего умеем уничтожать то место, где живем. Не важно, в каком масштабе все это проявляется. Улица, город, страна или вся наша многострадальная планета. Конечно, сейчас модно выкрикивать на каждом углу лозунги в поддержку природы. А потом с охрипшим горлом отправиться с друзьями на шашлычок, выпить водочки и случайно забыть затушить костер или убрать за собой мусор. Я никогда не призываю оберегать природу, я никогда не выступаю в поддержку зеленых, я просто никогда не мусорю.

Мне навстречу выплыла обворожительная красавица. Она появилась передо мной неожиданно, как айсберг перед кораблем. Мы шли по песчаному берегу навстречу друг другу и смотрели так, как смотрят боксеры, выходя на ринг - оценивающим и одновременно съедающим противника взглядом. Приближаясь друг к другу, напряжение между нами нарастало. Казалось, еще секунда и из воздуха зародиться шаровая молния. Однако в последний момент девушка сдала позиции и приняла безоговорочную капитуляцию, отведя взгляд и опустив голову. Она прошла рядом, делая вид, что никакого поединка между нами не было. А я, проведя отличную комбинацию, отправил противника в нокаут. На душе стало легко, и на моем лице засияла улыбка.

Неожиданно ко мне подбежала девочка лет пяти. Она протянула мне руку, в которой лежало несколько обычных камней.

- Возьми, - настойчиво сказал этот чудесный ребенок.

Я протянул руку, не смея отказаться от столь необычного предложения. Камни быстро перекочевали в мою ладонь.

- А что это? - спросил я.

- Это твои друзья, - не раздумывая, ответила девочка.

- Но они же не живые? - удивленно сказал я.

- Живые, ты просто их не слышишь.

- Маша, не приставай к дяде, - раздался женский голос у меня за спиной.

Девочка кокетливо улыбнулась мне и быстро убежала. Я взглянул на свою ладонь. Действительно, четыре камня - четыре друга. Потертые морской водой, высушенные солнцем, отполированные соленым ветром, но все же несгибаемые и прочные. Мы вместе прошли огонь, воду, медные трубы, железные решетки, деревянные биты, стеклянные бутылки, бетонные стены, бумажное изобилие и мужское слово. Я сжал камни в руке, подумывая выбросить их в море. Зачем они мне нужны?

Телефон надрывался у меня в кармане, когда я опомнился от своих размышлений.

- Алло, - не глядя на номер, сказал я.

- Ты совсем оглох? Полчаса трубку не берешь, - раздался в трубке голос моего друга Леньки. - Ты куда пропал? Только тебя и ждем.

- А мы что, сегодня договаривались где-то встретиться?

- Ты что забыл? Я же тебе еще на тех выходных сказал, что в пятницу собираемся у меня. Ты вообще слушаешь, когда тебе что-нибудь говорят?

- Теперь уже да, потому что теперь я слушаю сердцем.

- В каком смысле?

- Неважно, я уже еду.

- Все, давай, мы тебя ждем.

Разжав кулак, я еще раз посмотрел на камни, а затем засунул их себе в карман.

Мой самолет медленно набирал высоту. Диспетчеры, развалившись в креслах, мирно потягивали кофе. И у каждого на полке рядом с фотографией жены и детей лежал обычный, потертый морскими волнами камень.




© Тимофей Маляренко, 2011-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность