Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ДРУГИЕ  СТРАНЫ


* что мне пальмы и бананы...
* ах ленка-ленка...
* скучно лисоньке одной...
* офелия зачем тебе париж...
* нас гребут а мы крепчаем...
 
* нет не развлечь печальную марго...
* шепот вспышек...
* подернута свинцовая вода...
* сойду с планеты как с автобуса...


    * * *

    что мне пальмы и бананы
    я хочу в другие страны
    там хватает для нирваны
    трех кустов марихуаны

    _^_




    * * *

    ах ленка-ленка
    кто тебе парис
    пастух
    мальчишка
    выскочка
    задира
    с ним разве счастье
    только и держись
    за полы недошитого мундира
    за кромку королевского венца
    за грани ускользающих реалий
    за обещанье быстрого конца
    еще не начинавшихся баталий
    с самим собой...
    а эллины хитры
    без лишних сантиментов и уныний
    их легкие походные шатры
    всегда у стен слабеющей твердыни
    лишь дай им повод вновь пойти на вы
    минута - и железная фаланга
    спешит на штурм
    и кто-то скрытный с фланга
    ползет среди нескошенной травы
    в глубокий тыл вершить лихое дело
    жечь пригороды
    резать часовых
    и голосом полуночной совы
    перекликаться в сумраке...
    умела
    бы ты себе вообразить тогда
    итог почти невинных увлечений
    но ты была красива и горда
    а красота слепа
    без исключений...

    _^_




    * * *

    скучно лисоньке одной
    жить в избушке лубяной
    приглашу-ка в гости зайку
    зайка очень заводной

    он корит меня грешком
    и кидается горшком
    а когда совсем напьется
    все грозится петушком

    я бы съела петушка
    обожаю потрошка
    да и зайчика пожалуй
    извела б исподтишка

    только как же мне одной
    жить в избушке лубяной
    слишком холодно и пусто
    хуже только в ледяной

    _^_




    * * *

    офелия
    зачем тебе париж
    он суетен
    прокурен
    неспокоен
    в нем чуть зажмурь глаза
    уже летишь
    с готических соборных колоколен
    куда-то вниз в синеющую даль
    изящной кисти модного маэстро
    в продрогший и издерганный февраль
    в котором не осталось больше места
    ни жалости
    ни нежности простой
    ни треску закопченного камина
    где время
    вечный мастер пантомимы
    без гнева и стыда проносит мимо
    души картинки памяти пустой
    они давно как мертвому припарка
    тебе и мне
    зачем глядеть в упор
    на серый и пустынный эльсинор
    с деревьями заброшенного парка
    где больно давит нимб у головы
    и солнце вязнет в воздухе упругом
    где розенкранц и гильденстерн мертвы
    забытые и преданные другом
    где над тобой смыкается вода
    холодного дворцового пруда...

    _^_




    * * *

    нас гребут
    а мы крепчаем
    запиваем слезы чаем
    по проблемам не скучаем
    их всегда у нас полно
    мы ругаемся серчаем
    за себя не отвечаем
    и того не замечаем
    что похоже
    жить
    смешно

    _^_




    * * *

    нет не развлечь печальную марго
    глядящую задумчиво и строго
    ни скальпами поверженных врагов
    ни тяжестью супружеских рогов
    ни остротой отточенного слога
    заранее придуманных реприз
    надежнейших домашних заготовок
    песчаной струйкой утекают вниз
    последние минуты...
    как неловок
    в молчанье фауст
    потерявший нить
    своих мгновений
    и прикосновений
    а мефистофель
    злой и верный гений
    не в силах ничего остановить
    или не хочет...
    черт ему судья
    а нам с тобой отмеренная доля
    среди случайной ткани бытия
    где спутаны стократно "ты" и "я"
    не без надежды вырваться
    на волю...

    _^_




    * * *

    шепот вспышек
    шелест раций
    клекот кэнонов и леек
    суетятся папарацци
    заводясь без батареек
    будут проданы в газетки
    счастьем полные бидоны
    будь то джексонские детки
    или родинки мадонны
    только я стою в сторонке
    не акула
    и не рыбка
    в старой мыльнице
    на пленке
    у меня
    твоя улыбка

    _^_




    * * *

    подернута свинцовая вода
    случайными вуалями морщинок
    а фея снов
    размолвок
    и починок
    куда-то затерялась как всегда
    не сыплет в нас волшебным порошком
    и не трещит серебряным звонком
    со всей своей лихой недетской прыти
    а без него не тает в горле ком
    и только жизнь
    железным молотком
    вбивает нас
    в мозаику
    событий

    _^_




    * * *

    сойду с планеты как с автобуса
    махнув рукой честной компании
    пусть даже нет другого глобуса
    но с этим хватит до свидания

    _^_



© Валерий Лукин, 2005-2020.
© Сетевая Словесность, 2005-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность