Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Алёша Локис

[Написать письмо]

Алёша Локис родился во второй половине ХХ века в Ленинграде.

Уже маленьким мальчиком будущий писатель много думал: о времени и пространстве, о добре и зле, о жизни и смерти, о тычинках и пестиках, о морали и нравственности, о педофилии и геронтофилии, - сейчас даже трудно вспомнить, о чем только не задумывался Алёша Локис с самого раннего возраста.

Шло время, мальчик взрослел, крепчал его интерес к устройству мироздания вообще и проблемам человеческого сообщества в частности.

Достаточно хотя бы воскресить в памяти несколько его неформальных бесед с Эриком Берном, оказавшем сильнейшее влияние на мировоззрение юноши. Но еще большее значение для формирования взглядов молодого исследователя имела его совместная научно-практическая деятельность с Игорем Семёновичем Коном, которого писатель считает не только своим другом, но и первым Учителем.

Через некоторое время, однако, Алёша Локис, оказавшись под давлением советского идеологического пресса, впадает в глубокую депрессию и отказывается продолжать научную карьеру, - он целиком посвящает себя литературно-художественному творчеству. В течение многих лет писатель живет в полном затворничестве, усердно работает, но при этом ничего не публикует. "Не пришло ещё время доставать из ящика Пандоры эти мысли", - скажет Алёша Локис в одном из своих немногочисленных интервью.

В начале нового тысячелетия писатель много путешествует инкогнито, наблюдает, слушает и, конечно, продолжает писать. Отдельные литературные работы автора выходят в свет лишь после 2005 года, причём очень небольшими тиражами. Алёша Локис не любит публичности, он не ищет признания и славы - он искатель смыслов.


(Неизвестный Биограф)




Смотрите также:  Алексей Сомов. Алёша Локис: "...это и есть возбуждающая меня сладость свободы от..." Интервью (18 февраля 2010)

Изложение ученика бэ класса
(8 июля 2010)
Маслята
(18 февраля 2010)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Петрушка: и Анна Эммерих. Маленькие пьесы [И как - что ты хочешь - это должно быть все таки хорошо, человеконенавидеть здесь, и - человеконенавидя - хочешь чего - умереть в другой стране, как будто...] Анатолий Добрович: Загадки Бориса Клетинича [Его недавно опубликованные в Нью-Йорке стихи меня ошарашили. Почему он не показывал нам их раньше, если они были написаны в Израиле лет 15 назад?..] Владимир Гоголев (1948-1989): Зов утопающей жизни [И зов утопающей, тонущей жизни опять... / Недвижимость пищи и вечера дивного след. / Внимай, о народ, отворяя молитвенный рот, / Не меньше, чем...] Михаил Рабинович: ... На границе холода с теплом [То ли табличку повесили: "Переучет" - / там, на окошке божественной вечности дальней, / то ли убрали ее - вот и время течет, / и протекает, как...] Полина Орынянская: Стихотворения [Пока нам не роют окопов с траншеями, / Пока среди ночи не газует под окнами воронок, / Ты можешь спокойно бросаться на шею мне. / Всё ОК...] Сергей Петров: Тонкая материя [Рана, нанесенная мечом, заживёт, нанесённая языком - нет. Главное: оставайся самим собой, не изменяй себе и будешь жить в душевном покое...] Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита..." [Презентации двухтомника Антологии Литературных чтений "Они ушли. Они остались" и "Уйти. Остаться. Жить" в Санкт-Петербурге и Ленинградской области...] Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва [В Культурном центре академика Д. С. Лихачёва в Москве, в литературном клубе "Стихотворный бегемот", руководимом поэтом Николаем Милешкиным, прошел...] Юлия Долгановских: Стихотворения [но я плыла - а что мне оставалось? - плыть / Офелией, рекой, отцом, ребёнком, / зеркальным шаром - быть или не быть - / звучащим жалобно и тонко...] Юрий Рыдкин: Симметрия смерти [так исчезло то / чего никогда не было / но как же всё-таки существенна / и болезненна / эта тоска по отсутствию...]