Словесность

Наши проекты

Сад расходящихся хокку

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Анатолий Ливри

[Написать письмо]

Анатолий Ливри  

Родился в Москве 21 июня 1972 года, где жил до отъезда на Запад в 1991 году. Окончил Сорбонну, преподавал в этом учебном заведении. Был уволен после появления в печати повести "Выздоравливающий", в которой в шаржированном виде выведены университетские преподаватели. Ливри - автор сборников рассказов "Выздоравливающий" и "Ecce homo", литературных исследований "Набоков-ницшеанец" и "Физиология Сверхчеловека", а также двуязычной книги стихов "Посмертная публикация", вышедших в Москве и Санкт-Петербурге. В прозе прослеживается заметное влияние Гоголя и Набокова. Зачастую творчество Ливри содержит элементы эпатажа. Лауреат премий "Серебряная литера" (2005), "Эврика!" (2006), а также премии имени Марка Алданова (2010). Номинант премии "Русский Бунин" (2006). Обладатель чёрного пояса по карате. Живет во Франции и Швейцарии. С 1 сентября 2010 года Анатолий Ливри преподаёт на факультете славистики Университета Ниццы - Sophia Antipolis. Мнения о Ливри разноречивы: Писательница из Сан-Франциско Маргарита Меклина считает, что Ливри - это "либо новый русский Ремизов, чье воображение полнится ажурным, резным туманом собственных сказок, либо новый Набоков". По мнению ректора Литературного института Сергея Есина, "просто фантастично, что автор такого словесного волшебства, хотя и родился у нас, с малолетства живет где-то за рубежом". Славист Сергей Карпухин всерьез утверждает, что "стиль Ливри несомненно превосходит набоковский".



  Лауреат Международной литературной премии имени Игоря Царёва "Пятая стихия"








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]