Словесность

[ Оглавление ]





КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




КОТ  ТИГРА


Я застал его на месте преступления - у своей двери. Попытался оглушить дипломатом, но промахнулся. Он увернулся и брызнул вверх по лестнице. Под дверью расплывалось неопровержимое и вонючее доказательство его вины. Как раз на новом коврике.

Преследовать его с голыми руками я не решился и бросился домой. Заметался по прихожей в вихре одежды и обуви. Я алкал свежей крови, рычал что-то о неминуемом убийстве и, может быть, даже жертвоприношении. Наконец, разыскав и натянув толстые кожаные перчатки, я бросился в погоню.

Он сидел на подоконнике и смотрел на меня глазами русалки.

Стараясь не делать резких движений и вообще выглядеть предельно добрым, я двинулся в его сторону, как бы собираясь пройти мимо. Не останавливаясь, я коварно протянул руку, как будто хотел на ходу потрепать толстую пушистую щеку.

Я приговаривал липким голосом ласковые слова, а рука тянулась все ближе к его шее. Исходили ли от меня флюиды бешенства, или его уже этак ласкали в перчатках... во всяком случае, жирный кот, постоянный житель нашей парадной, предмет моей жгучей ненависти, резво диранул от меня вверх по лестнице.

Там был тупик. Отбросив ненужное теперь притворство, я бросился за ним с боевым кличем вивисекторов. На самом верху кот влез на карниз и забился в угол. Он громко шипел и скреб когтями бетон. На бетоне оставались белые царапины.

Я сбегал в квартиру, не прикрывая двери схватил тяжелую боевую швабру и бросился на приступ.

С этим котом у меня не было ни политических, ни финансовых разногласий. Просто он каждый день по нескольку раз гадил на мой коврик.

Увидев мое оружие, подлое животное не задумываясь ухнуло вниз, на следующую лестничную площадку. Раздался звук, как будто с высоты упал огромный пакет кефира. Кот мученически взмявкнул и побежал вниз, к входной двери. Дверь между этажами была закрыта. Он развернулся, и, получив скользящий удар шваброй, проскочил у меня между ног и помчался наверх.

А там, опять же, был тупик. Ему предстояла роль мышки в хорошо известной игре. Наконец, в отчаянной попытке спрятаться кот забился между решеткой лифта и трубой мусоропровода. Где и застрял.

Прижатый спружинившей сеткой кот тяжело дышал, хрипел и бешено вращал глазами. Под ним, через девять этажей свободного полета ждал твердый бетонный пол. Одно движение шваброй и мой коврик всегда будет чист и благоухать розами. Я поднял швабру. Осквернитель коврика положил уши на спину, съежился и сказал жалобно и отчетливо:

- МЯЯЯУ!

Он хотел жить, а я - иметь чистый коврик перед дверьми.

Злясь на себя за слабохарактерность, я поддел кота шваброй снизу вверх так, что он взлетел пушистой ракетой и приземлился на подоконнике.

Вечером под моей дверью, как всегда была вонючая лужа. К ней прибавилась еще более пахучая куча. Видимо, от пережитого потрясения.

Я купил яд для крыс.

Эта история, едва не перешедшая в трагедию, счастливо закончилась в новогоднюю ночь.

Я принес ведро с песком для елки и на минуту оставил его перед дверью. Когда я вышел забрать его, кот был уже в ведре и с очень довольным видом скреб лапами песок. От ярости мысли мои помутились и я вытянул из стоявшей в прихожей сумки бутылку шампанского. Замахнулся.

Тут в моем воображении со всеми подробностями возникла жуткая картина:

Свежеубиенный кот является ко мне рождественской ночью окровавленным привидением с ковриком в зубах.

Да и шампанское было жалко.

Я взял ведро и отнес его наверх, в тупичок. Кот издали сопровождал меня парадным шагом, гордо подняв хвост. Весь вид его говорил:

- Наконец-то до тебя дошло!

С тех пор мой коврик был чист.

В Новогоднюю ночь я решил угостить и кота. Дать и ему попраздновать. Я взял сырой бифштекс, наперсток валерьянки и отправился наверх, в котовый тупичок. Кота на месте не было. Видимо, он встречал Новый Год в гостях.

Из квартиры соседей доносилась музыка и взрывы детского смеха. Я отворил приоткрытую дверь и заглянул. На середине стола, под маленькой елочкой, лежал кот. Тот самый, хотя узнал я его не сразу. КОТ БЫЛ ОДЕТ ТИГРОМ. С его спины до живота свешивалась оранжево-черная полосатая накидка. На животе полосы постепенно переходили в его собственные черно-серые. Над головой торчала маска со страшными усами и клыками. Взгляд был полон обжорства и достоинства. Дети вокруг стола прыгали хороводом и пели про доблести тигра. Год Тигра начинался КОТОМ ТИГРА.




© Юрий Купрюхин, 2002-2022.
© Сетевая Словесность, 2003-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владислав Кураш: Последняя глава. Артюр Рембо [Это была отчаянная авантюра. Больше десяти месяцев он просидел в Таджуре, небольшом сомалийским порту, в ожидании прибытия закупленной партии оружия....] Маргарита Ованесбекова: Снежинки [В этом году, несмотря на низкую температуру, во всём городе ещё не упало ни одной, даже самой маленькой, снежинки...] Николай Архангельский: Поэты яблочной поры [яблоня спящая в январе / бабочка спящая в янтаре / жизнь очень маленькая сама / так велика из окна / ума...] Алексей Борычев: Стихи. Должно быть нечто большее... [Это всё – и ты, и я, и все! / Это всё – и разности, и суммы... / Вся вселенная – в твоей слезе. / И в моём костре – полночный сумрак... /] Ирина Горбань: Вовкина любовь [Больной человек не знал. Он ничего не знал кроме того, что ему очень надо обнять Леночку и сказать, как сильно он её любит. Иначе не успеет...] Дмитрий Рябоконь: Фокусник по-настоящему [А в стихах должен быть эпатаж, / А в стихах должен быть кураж, / Видимо, – стихи нынче плохи, / А должны кусаться, как блохи...] Татьяна Разумовская: Лингвостишутки [Все мы знаем – нету в мире мира, / Вина вряд ли этому виною... / ...В смыслах слов просвечивают дыры, / Что-то не в порядке под луною...] Ольга Горицкая: Земные мелочи [Ещё живи меж вечностью и мигом, / Нагольной глиной и сырой зарёй, / И прошлое учи по новым книгам, / И сущее на чёрный день зарой...]
Словесность