Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Юрий Колкер

[Написать письмо]

Нравственный скальпель Блока
статья
(24 января 2013)
Поэт с эпитетом
статья
(18 марта 2010)
Мародер в законе
статья
(5 ноября 2008)
Ветилуя
книга стихотворений
(18 июля 2000)
Юрий Колкер

Юрий Колкер (р. 1946), поэт, автор четырех книг стихов: "Послесловие" (Иерусалим, 1985) "Антивенок" (Иерусалим, 1987), "Далека в человечестве" (Москва, 1991), "Завет и тяжба" (С.-Петербург, 1993). Публикуется с 1972 года. Известен также своими литературоведческими, критическими и публицистическими работами. Редактор и комментатор двухтомника Ходасевича (Париж, 1982). Родился в Ленинграде. В эмиграции с 1984 года. Живет в Англии.



От автора

В моей литературной судьбе было, собственно говоря, только одно событие: в 1970 году я осознал себя консерватором. Новизна, всеми вокруг превозносимая как достоинство, внезапно потеряла для меня всякую ценность, и я решил этого не стыдиться. Я понял, что хочу не оригинальности, а точности и естественности - и что отныне никто не сможет изгнать меня из моего строгого рая. Естественность я понимал как следование традиции, а не природе.

Было мне тогда 24 года. Стихи я сочинял к тому времени уже 18 лет, и вот отбросил все прежние опыты и начал всё сначала.

До 1984 года я жил в на берегах Невы, последующие пять с половиной лет - в Иерусалиме, а с конца 1989 года живу в Лондоне. С 1972-го по 1975-й год мне удалось несколько раз опубликоваться в советских журналах. В 1981 году мои стихи самотеком попали на Запад и были напечатаны в Париже. Незадолго до этого я из научных сотрудников ушел в кочегары.

Ветилуя - пятая публикуемая книга моих стихов.









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: "Как ты там, Санёк?" [Памяти трёх Александров: Павлова, Петрушкина, Брятова. / Имя "Александр" вызывает ощущение чего-то красивого, величественного, мужественного...] Владимир Кречетов: Откуда ноги растут [...Вот так какие-то, на первый взгляд, незначительные события, даже, может быть, вполне дурацкие, способны повлиять на нашу судьбу.] Виктор Хатеновский: В прифронтовых изгибах [Прокарантинив жизнь в Электростали, / С больной душой рассорившись, давно / Вы обо мне - и думать перестали... / Вы, дверь закрыв, захлопнули окно...] Сергей Кривонос: И тихо светит мамино окошко... [Я в мысли погружался, как в трясину, / Я возвращал былые озаренья. / Мои печали все отголосили, / Воскресли все мои стихотворенья...] Бат Ноах: Бескрылое точка ком [Я всё шепчу: "сойду-ка я с ума"; / Об Небо бьётся, стать тревожась ближе, / Себя предчувствуя - ты посмотри! - наша зима / Красными лапками по мокрой...] Алексей Смирнов: Внутренние резервы: и Зимняя притча: Два рассказа [Стекло изрядно замерзло, и бородатая рожа обозначилась фрагментарно. Она качалась, заключенная то ли в бороду, то ли в маску. Дед Мороз махал рукавицами...] Катерина Груздева-Трамич: Слово ветерану труда, дочери "вольного доктора" [Пора написать хоть что-нибудь, что знаю о предках, а то не будет меня, и след совсем затеряется. И знаю-то я очень мало...] Андрей Бикетов: О своем, о женщинах, о судьбах [Тебя нежно трогает под лампой ночной неон, / И ветер стальной, неспешный несет спасенье, / Не выходи после двенадцати на балкон - / Там тени!] Леонид Яковлев: Бог не подвинется [жизнь на этой планете смертельно опасна / впрочем неудивительно / ведь создана тем кто вражду положил / и прахом питаться рекомендовал] Марк Шехтман: Адам и Ева в Аду [Душа как первый снег, как недотрога, / Как девушка, пришедшая во тьму, - / Такая, что захочется быть богом / И рядом засветиться самому...]