Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



*


 


      * * *

      Белый, белый летит снежок
      между остовов тополей.
      Пьёт ноябрь на посошок,
      пьёт и просит: ещё налей.

      И на кухне сидит, молчит...
      Полуобморок, полубред.
      Ветер веткой в окно стучит.
      Ветер застит собою свет

      белый, белый... В окне бело.
      Двери хлопнут в подъезде. Кто?
      Кто-то тёмным взмахнёт крылом
      и уйдёт, запахнув пальто.

      _^_




      * * *

      Окраина, глухой микрорайон,
      под окнами железка, супермаркет.
      И с каждым днём всё невесомей звон
      прозрачных листьев и воздушней арка

      из старых лип. Колотится в окно
      два раза в сутки гул от тепловоза.
      Я словно рыба залегла на дно
      в предчувствии и солнца, и мороза.

      От фонарей ни света, ни тепла.
      И льётся в жабры медленно и остро
      холодной ртутью чёрного стекла
      пропитанный тоской тягучий воздух.

      Окраина, я загнана тобой.
      В разрывах туч беззвёздно и бесслёзно.
      И сквозь туман - октябрьски густой -
      предутренние вскрики тепловоза.

      _^_




      * * *

      Над отцветшей черёмухою - стрижи.
      Над лицом - локон чёрного серебра.
      Мне не надо, но ты всё равно пиши,
      как идёт к Магомету его гора.

      Как над нею отарами тучных овец
      облака, тяжелея, едва плывут.
      Истончается золото старых колец,
      приедается сонный уют.

      А стрижи над черёмухой небо кроят,
      из распоротых хлябей - то дождь, то ветра.
      Магомет смотрит в небо - там овцы парят.
      И ни он никуда не идёт, ни гора.

      _^_




      * * *

      Это кукольный театр:
      жили-были... сказки, были...
      Это ели голубые,
      изо рта морозный пар.

      Это - маленькая я.
      Это - мама молодая.
      Я от мамы убегаю,
      мы с ней лучшие друзья.

      Лето, вечер, школьный бал.
      Жизнь как будто понарошку,
      черновик. Одна оплошка -
      снова всё переписал...

      Это - я, уже жена,
      но вдали гремят раскаты:
      сын заплакал... аты-баты,
      на двоих одна война.

      На двоих непрочный мир,
      дом, семья, любовь, работа.
      До зарплаты... до субботы...
      Черновик затёрт до дыр...

      Это - маленькая ты
      (бабушка совсем седая!)
      Убегай! Я догоняю!
      День пока что не остыл.

      _^_




      * * *

      Площади привокзальной
      провинциальный гам.
      Туч лиловеет задник -
      белое по краям.

      В богом забытой глубинке
      сумрачно испокон.
      Пьяной лесной голубики
      цвета речной затон.

      Дальний гудок теплохода
      ил всколыхнет со дна.
      Здесь и во мне порода
      сразу на взгляд видна.

      Выдернет из дремоты
      оклик на мостовых
      (Леты холодные броды):
      - Знал стариков твоих.

      _^_




      * * *

      вот и кажется - снова по дну, по льду
      на осклизлых камнях скользя
      отступает вода за лесок, за гряду
      оглянуться - нельзя, нельзя

      а оглянешься - рыба идёт косяком
      плавниками касаясь туч
      старый Пётр куда-то бредёт босиком
      - что ты ищешь?
      - да старенький ключ

      обронил не найду...
      в броднях ил да шуга
      чахнет небо в преддверии стуж
      и до врат далеко - берега, берега...
      бредень полн неприкаянных душ

      _^_




      КАЛЕВАЛА

      Огненный круг трогает горизонт,
      северный день бесконечно елов.
      Лённрот бродил (кто его разберёт)
      то ли тропою шаманов, то ли волхвов.

      Ворон садится на скальный карниз,
      смотрит, как в солнечной лаве стволы
      плавятся, корчатся, падают вниз.
      - Спи, мой малютка, лы-лы.

      Это Хозяйка оленей в очаг
      бросила хворост.
      Хворост трещит.
      Тени покинули тёмный овраг,
      грозно шипят в расщелинах плит.

      - Спи, мой малютка. Звериной тропой
      сны пробираются. Стынет зола.
      Чёрное солнце встаёт над тайгой.
      Ворон роняет перо из крыла.

      _^_




      * * *

      Карусель снегопада в марте...
      Карусельщик, похоже, пьян.
      Обозначенный точкой на карте,
      город - точно врождённый изъян.

      Зашиваюсь суровой ниткой,
      не уйти ни в себя, ни в запой -
      на ладонях его гранитных
      никому не найти покой.

      В вихре мартовской круговерти
      прочь куда-то весь мир несёт.
      Эй, ты слышишь - ты тоже смертен!
      Начинай свой обратный отсчёт!

      Запускай...
      Каруселит в марте.
      Вектор выбран опять нулевой.
      Город мой - только точкой на карте,
      точкой маленькой, болевой.

      _^_




      * * *

      А дальше будут только холода,
      заплаканные стёкла, шорох капель,
      и небо точно блёклая слюда,
      и лес расхристан, и весь мир как паперть...

      А дальше будет только этот снег,
      пугающий своею чистотою,
      ложащийся на чёрный глянец рек,
      летящий над тобой и надо мною...

      А дальше... всё известно наперёд.
      Я как во сне твою сжимаю руку,
      и вижу ледостав и ледоход,
      но кто-то вдруг окошко распахнёт
      и душу выпустит,
      и кончит эту муку...

      _^_



© Ольга Кочнова, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Поэты Нью-Йоркской школы [Поэты Фрэнк О'Хара, Тед Берриган, Джеймс Скайлер, Джек Спайсер, Джон Эшбери, Энн Уолдман, Рон Паджетт и Джо Брэйнард.] Владимир Алейников: СМОГ и снег. Памяти Андрея Битова [Как-то исподволь, незаметно, я привык и к тому, что есть он, что присутствует в мире он, и к тому, что пишет он прозу, говорит - всегда интересно, колоритен...] Миясат Муслимова: "Про черствый хлеб и про вишневый сад..." [Художественное и интеллектуальное неразрывно связаны между собой в поэзии В.Хатеновского, воспринимающего мир глазами художника, но не столько воспроизводящего...] Виктор Хатеновский: Молчаньем твоим обесточен [Молчаньем твоим обесточен - / Скорблю в новогоднюю ночь. / И сумрак московских обочин / Ничем мне не сможет помочь...] Андрей Земсков: Забытая речь [Что ж, прощайте. Гудит пароходик. / Может статься, до будущих встреч / Мы уходим, уходим, уходим - / Зыбь речная, забытая речь...] Мария Косовская: Один день из жизни младшего рекрутера [Сказать, что я не люблю свою работу, значит ничего не сказать. Я ее ненавижу! Она отупляет меня, доводит до тошноты, до апатии, до состояния комы. Сегодня...] Михаил Ковсан: Уловление бабочек в окрестностях Козеболотного переулка [И где бы ни было, в любом времени, своем или чужом, даже таком, где добро не нужно, а любовь бессильна, единственно достойное человека занятие: уловлять...] Василий Костырко: О романе Бориса Клетинича "Мое частное бессмертие" [Роман Бориса Клетинича - это монументальная семейная сага, эпос о бессарабских евреях и их потомках в СССР - дедах, сыновьях и внуках...] Максим Жуков: Бедные люди [Напоминая лицом и прической с кудряшками /           заговоривший по-русски фаюмский портрет, / ...] Александр Крупинин: Городские стихи [И белый стих, и снежный мотылёк, / И скрип шагов, и головы прохожих - / Холодный город корчится у ног, / Как будто хочет лопнуть, да не может.....]
Словесность