Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Пол Хардинг
(Paul Harding)

Пол Хардинг

Пол Хардинг (1967 г.р.) - американский музыкант и писатель. Хардинг был барабанщиком в группе Cold Water Flat во все время ее существования с 1990 до 1996 годы. Он учился в Массачусетском университете (г. Амхерст) и преподавал в Гарвардском университете и университете штата Айова.

Хардинг родился и рос в городе Уэнхам штата Массачусетс, к северу от Бостона. Он проводил много времени в своем детстве "болтаясь меж деревьев", от чего, по его словам, у него возникла любовь к природе. Его дед чинил часы и учил внука своему ремеслу. После окончания университета Пол гастролировал с группой по Европе и Америке. Все свое свободное время он посвящал чтению. Во время одного из перерывов между гастролями он провел лето, изучая ремесло писательства в колледже Скидмор штата Нью Йорк. Его преподаватель Марилинн Робинсон посоветовала ему продолжить обучение в Писательской Мастерской штата Айова, куда он был принят. В какое-то время своей жизни Хардинг обнаружил для себя, что большинство людей, которыми он восхищался в своей жизни, были "глубоко религиозны", после чего он провел несколько лет в изучении теологии. Он называет себя "самоучкой, современным трансценденталистом".

За свой первый роман, Tinkers (Россыпь), изданный в 2009 году издательством Bellevue Literary Press (New York), Пол Хардинг получил Пулитцеровскую премию 2010 года за литературу.

В музыке Хардинг относится с глубоким уважением к джазовым барабанщикам и считает Элвина Джонса, ударника Колтрейна, величайшим за все времена.

Россыпь
Роман
Перевод Алексея Егорова
(5 июля 2012)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]