Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность




БОНСАИ



Несколько дней назад нас пригласили на день рождения. У этой знакомой в доме было все, что душа пожелает, и мы долго гадали, какой выбрать подарок.

- Знаешь, Ева, - предлагал я. - Давай подарим ей котенка. Такого маленького, очаровательного, который будет теплым пушистым комочком сладко мурлыкать на ее коленях, когда она будет отдыхать после работы в мягком уютном кресле... и успокаивать.

Помню, когда я был маленький, мне тоже подарили такого котенка. Звали его Пусси, и он всегда приходил ко мне спать. Я прижимал к себе его теплое пушистое тельце, и мы вместе слушали сказку бабушки Алисы... Так и вижу ее старомодные очки с такими толстыми стеклами, разделенными пополам по линии горизонта, за которым ей открывалось будущее, а сквозь нижнюю половину стекол она все чаще и чаще заглядывала в прошлое, и могла читать вблизи и даже продевать нитку сквозь магическое ушко иголки, которой она то и дело умудрялась пришивать свой ум к юбке, что означало, что она теряла его на некоторое время и тогда всю работу приходилось начинать сначала. Но с некоторых пор она перестала торопиться, смутно догадываясь, что время не имеет никакого значения и что в жизни есть вещи поважнее времени... а работа ей не мешала думать... и уплывать мыслями далеко в прошлое... когда она была тоже маленькой и ее папа подарил ей такого же пушистого котенка ... и она впервые пошила сарафан - для котенка... Только звали того котенка Тайгер, потому что он был полосатый и очень смелый... Это он научил ее читать первые слова, а она читала ему "Букварь", а потом много и других разных книжек, а Тайгер терпеливо слушал и мурлыкал у нее на коленях...

- Нет, - сказала Ева, - еще неизвестно, что из этого котенка вырастет. Помнишь, мы читали, как из обыкновенного котенка вырос настоящий тигр, который в благодарность за все хорошее съел своих хозяев?

И мы пошли в цветочный магазин и купили маленькое японское деревце бонсаи, сантиметров десять высотой. Это была крошечная зеленая пушистая сосна. Нам даже прочитали целую лекцию об искусстве выращивания таких маленьких деревьев. Нужно только, когда из семени прорастет росток, перевернуть его корнями вверх и посадить верхушку в землю и тогда из его корня вырастет деревце... оно останется навсегда маленьким. Зато его, как говорила девочка Алиса, можно "подарить в подарок".




© Александр Грановский, 2001-2024.
© Сетевая Словесность, 2001-2024.






НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Елена Мудрова (1967-2024). Люди остаются на местах [Было ли это – дерево ветка к ветке, / Утро, в саду звенящее – птица к птице? / Тело уставшее... Ставшее слишком редким / Желание хоть куда-нибудь...] Эмилия Песочина. Под сиреневым фонарём [Какая всё же ломкая штука наша жизнь! А мы всё равно живём и даже бываем счастливы... Может, ангелы-хранители отправляют на землю облака, и они превращаются...] Алексей Смирнов. Два рассказа. [Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь...] Любовь Берёзкина. Командировка на Землю [Игорь Муханов - поэт, прозаик, собиратель волжского, бурятского и алтайского фольклора.] Александра Сандомирская. По осеннему легкому льду [Дует ветер, колеблется пламя свечи, / и дрожит, на пределе, света слабая нить. / Чуть еще – и порвется. Так много причин, / чтобы не говорить.] Людмила и Александр Белаш. Поговорим о ней. [Дрянь дело, настоящее cold case, – молвил сержант, поправив форменную шляпу. – Труп сбежал, хуже не выдумаешь. Смерть без покойника – как свадьба без...] Аркадий Паранский. Кубинский ром [...Когда городские дома закончились, мы переехали по навесному мосту сильно обмелевшую реку и выехали на трассу, ведущую к месту моего назначения – маленькому...] Никита Николаенко. Дорога вдоль поля [Сколько таких грунтовых дорог на Руси! Хоть вдоль поля, хоть поперек. Полно! Выбирай любую и шагай по ней в свое удовольствие...] Яков Каунатор. Сегодня вновь растрачено души... (Ольга Берггольц) [О жизни, времени и поэзии Ольги Берггольц.] Дмитрий Аникин. Иона [Не пойду я к людям, чего скажу им? / Тот же всё бред – жвачка греха и кары, / да не та эпоха, давно забыли, / кто тут Всевышний...]
Словесность