Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



Друзей - не сто, но девяносто девять


* КАРТИНКИ В ПОЕЗДЕ
* ОКТЯБРЬСКИЙ ВАЛЬС
* ЕЛКЕ
 
* Еще немного - и замкну уста...
* НА КУРОРТНОМ БУЛЬВАРЕ
* СЕНТЯБРЬ


    КАРТИНКИ  В  ПОЕЗДЕ

    Народ вокзальный сиротливо-дик,
    Дорожный сервис пристален и пылен,
    И светофора дружественный тик
    Прогоркнувшим туманцем обессилен.

    Девчонка в красном, - мне мешает дым!
    Твоё кочевье - способ равновесья
    Между казённым домом и своим? -
    Ответь мне, колеся и куролеся!

    Ещё нескоро в Питере метро,
    Сглотнув приезжих, сыто заклокочет.
    А здесь в пустой истерике ведро
    В ногах честной компании грохочет.

    Крутое тесто прыти, полусна,
    Тюков разнообразье и огромность,
    И месяца летучая блесна
    Предпочитает скуке вероломность.

    Девчонка в красном йогурт пьёт и спирт, -
    Ей нравится смешенье разных стилей.
    Качанье пола оживляет флирт, -
    Давно, мадам, Вы молодость забыли?

    Слабо в пылу студенческих забот
    Прикуривать от звёзд, листая Кафку?..
    Наш проводник, откупоривши рот,
    Борясь с икотой, падает на лавку.

    _^_




    ОКТЯБРЬСКИЙ  ВАЛЬС

    Мнимый гончар, разлетелась в куски терракота
    С крыш - на деревья, с деревьев - под арку моста.
    Не лицемерь - мне знакома твоя позолота:
    Вновь обнажается праздников ярких тщета.

    Что не уплыло, слоистою пудрой ложится
    На пелены утомленной от родов земли.
    Так перестань разноцветными днями божиться:
    Белые блики по лицам уже потекли.

    Ветер и ярость, и, к стеклам прижатые, капли
    Прыгают в форточку, в складки тяжелых гардин.
    Солнце пошло с молотка, и болотною цаплей
    В сумерках вязнет последний в году георгин.

    _^_




    ЕЛКЕ

    Обнажена. Стеклянные фигурки
    В прослойках ваты, пыльные флажки.
    Оплачен бал. Фальшивые Снегурки
    Давно сложили шубки в сундуки.

    Завершено приготовленье к смерти;
    Шары в коробках, легкая - лети!..
    Мигают свечи, в сонной круговерти
    Кружится бестолково конфетти.

    Но отчего же нет пустынь безводней,
    Чем пара глаз, прощающихся с той,
    Что знала тайну ночи новогодней,
    Касаясь неба нежною звездой?

    Лишь - наша молчаливая беседа,
    Озвученная ерзаньем пилы,
    И смятый "дождь". И сквозь квадраты пледа
    Пронзительно-сухой укол иглы.

    _^_




    * * *

    Еще немного - и замкну уста:
    Сорвется слово - ввек не оправдаться.
    Оно - как прихоть горного моста:
    Горбато через бездну распластаться.

    Для двух чужих связующая нить,
    Двух берегов, двух тайн, краев и линий.
    Сорвется слово - приготовься плыть
    Сквозь стебли разрастающихся лилий,

    Сквозь возгласы купающихся трав,
    Подхваченные горлом зимородка;
    Рожденный звук, обыденность прервав,
    Сверкнет скупою блесткой самородка, -

    Но эхо еле слышное "люблю"
    Вдруг выкрадет и развернет, как свиток,
    Пред белым светом. Оттого и пью
    Молчания густеющий напиток.

    _^_




    НА  КУРОРТНОМ  БУЛЬВАРЕ

    Здесь слух опережает зренье,
    Здесь в сумрак мутно-голубой
    Ленивой музыки круженье
    Над опустелой мостовой.

    Слезой сухой и беспричинной
    Смычок усталый дребезжит,
    И месяц, словно ломоть дымный,
    В фонтанном ободе дрожит.

    Рублем одарит равнодушно
    Из бара выплывший богач -
    Ты крылья разверни послушно,
    Скрипач, нахохлившийся грач, -

    Пусть за фальшивым Гайдном реет
    Мотив одесский и блатной, -
    Блажен бродяга, тот, что смеет
    Одной наметить их чертой...

    Футляр обшарпан, черен, злится
    Асфальту плавленому в масть,
    И ломоть каплями сочится
    В его фланелевую пасть;

    И - дынный дух. Кружок монеты.
    Скрипичный полинялый лак.
    Часы скудеющего лета:
    Все было так. Все будет так.

    _^_




    СЕНТЯБРЬ

    Вдоль моря кем-то брошен серпантин.
    Железное цветное ассорти
    Колёсами впивается в дорогу, -
    Ещё чуть-чуть - и скатишься в берлогу,
    В объятья сильные, во влажные меха...
    Как высоко! - хватило бы дыха-
    Нья ехать - промахнуться здесь, что охнуть.
    Глотай туман, не дай себе засохнуть.

    Вдоль моря - ты давно мечтал о нём -
    Мы тихо едем, песенку поём;
    Где ливня плуг тяжёл, где всё в паденье,
    Ты вяло отмечаешь совпаденье
    Всех выходных и томного циклона,
    Продетого в петлицу небосклона.

    Теперь - одно, что плавать, что скулить.
    В долине лоз не принято не пить.
    Здесь ключевое слово - Изабелла...
    Проклюнется в циклоне каравелла,
    Средь моря, молодого как вино;
    В броженье бури - бром ли, йод ли? - но:
    Бензиновая пляшет карусель,
    И каравелла далека отсель.

    ...Вдоль моря, вдоль печали, вдоль дождя...
    Мы напрощались вдоволь, уходя;
    Спеши домой, читай Хемингуэя,
    В прибое будней от тоски хмелея.
    Лёд гальки, лёд волны, лёд сентября...
    Ты веришь снам о море? - это зря, -
    Всё - вымысел седого старика
    И серых рыб, весла и плавника.

    _^_



© Евгения Гордеева, 2005-2020.
© Сетевая Словесность, 2005-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность