Словесность

Наши проекты

Евгений Горный. Чужие слова

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Татьяна Азаркович

[Написать письмо]

Переводы
(15 ноября 2001)
Гораций. Оды
Сапфо. Гимн Афродите
Татьяна Азаркович

От редактора

Я не учил в детстве классические языки. И это уже непоправимо. На пианино еще, может, выучусь играть, вот латынь никогда уже зубрить не смогу.

И очень об этом жалею. Потому что теперь-то я понимаю, что классические языки с их четкостью и формальностью - незаменимый фундамент для изучения языков живых. Пушкин и Тургенев (настоящий полиглот, между прочим) с детства болтали по-французски - но с детства же и зубрили латынь.

Точно так же неполной остается без классических авторов и любая коллекция поэтических текстов. Поэтому я чрезвычайно рад появлению в "Сетевой словесности" переводов Татьяны Азаркович из Сафо и Горация, с латыни и древнегреческого. (Замечу кстати, что эти две литературы не случайно часто появляются рядом, потому что являются первой и наиболее ярко выраженной парой "донор- реципиент" в европейской литературе).

Татьяна - профессиональный переводчик с английского, выпустила в этом качестве ряд научных и художественных книг. Последние ее работы - две "беллетризованные биографии" Питера Акройда - "Чаттертон" и "Ульям Блейк" (готовится к печати).

За классические языки и классических авторов Татьяна взялась на филфаке Московского университета (причем древнегреческий выучила самостоятельно, летом!) и, по ее словам, "с тех пор латынь и греческий остаются увлечением, которое выдерживает любые жизненные испытания и перемены".

Что характерно. Потому что классическую (в узком смысле слова) литературу "ни бурный Аквилон сотреть не может, ни множество веков, ни едка древность", как переводил того же Горация Ломоносов.

Михаил Визель  









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]