Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Павел Тугарин
[Написать письмо]

Вилкин и Изотыч
(20 июня 2001)
Павел Тугарин

Мама моя родилась в 1924 году. Сейчас будет понятно. Ленин умер в 1924 году. Это еще не все. Я родился в 1953 году. В том году умерло довольно много народу, но, главное, в том же году появился (?)*, пожалуй, главный покойник ХХ столетия, И. Сталин.

Я долгое время не замечал этих двух совпадений, но когда заметил... Словом, с тех пор меня не оставляло ощущение некой скрытой причастности нашей семьи к маленьким общечеловеческим радостям.

Когда в 1982 году родился мой сын, я был уже почти уверен. В тот раз успехи советской медицины позволили Леониду Ильичу протянуть еще два месяца. Сейчас моему сыну 18, он уже вовсю бегает по девочкам.

Собственно, к чему это я? Наверное, к тому, чтобы объяснить, откуда в каждом поколении нашей семьи берется это отстраненно-созерцательное отношение к реальности: каждый член нашей фамилии рождается с чувством выполненного долга. Отсюда рефлексия, плохой аппетит и склонность к агностицизму.

Ну, а в остальном... Учился, работал, учился, еще раз учился, так и не доучился (как сказали, "за длинный язык"), много работал, много ездил, потом бросил живопись, сделался 3D графиком, кормлюсь с IT и прочей компьютерной лабуды, пишу мало, но хочу писать много, но не получается, потому что времени нет**. Последние годы живу почему-то в Алма-Ате.

Вроде все.


*Ну не писать же в самом деле "умер главный покойник".
**По той же причине не закончил начатое в шестилетнем возрасте продолжение "Незнайки в Солнечном городе" А. Носова.









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Вячеслав Тебенко: На своей стороне [Роман о событиях зимней войны 1939-1940 гг.. Произведение художественное, но основано на реальных событиях.] Сергей Пагын: Между небом и тихой землёй [...Хватит вдосталь вечности и хлеба, / тишины затепленной свечи... / Но горчит под нёбом и под небом, / да и в небе, кажется, горчит.] Мария Гладцинова: Чем-то летящим ещё [нарастает гудение улья / и под дулом чернеющих пчёл / сам становишься ульем и пулей / или чем-то летящим ещё...] Семён Каминский: Шутики мистера Калименко [В этот день распоряжением сверху занятия в школах сократили, учеников отпустили по домам, а преподавателям во время трансляции похорон с Красной площади...] Никита Николаенко: Конец стоянки [Конец стоянки для меня означал конец целой эпохи. Почти тридцать лет я провел за рулем, а теперь вот стал пешеходом...] Ирина Кадочникова: Из цикла "Рассказы" [Незримый кто-то, с фонарем, / Светоподобный, шестикрылый, / Пришел и вскрыл тебя живьем - / И не было того, что было...]