Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность



ОБНЯТЬ ЭТОТ УЖАС


 


      * * *

      что обещать тебе, друг мой недужный,
      верный сорокопут?
      страшно, что тело твоё обнаружат,
      страшно, что не найдут.

      что завещать тебе, горсточку праха,
      зарево кружева?
      плачет не гектор, в слезах андромаха,
      жалко её - жива.

      ты завещай только камнем из рая
      лазаря - лазурит.
      буква приходит в себя и сверкает
      духом - и он саднит.

      ты обещай только вровень отмерить
      и непреклонно взять.
      сфер было восемь, сфер стало девять,
      день - в тишину и вспять.

      _^_




      * * *

      вот видишь - и больно, и плохо,
      а все же, как ты, не могу
      извлечь из случайного вдоха,
      из выстрела на бегу,
      из бантов смешных первоклассниц,
      из шелеста, шалости шил
      простую свирепую ясность,
      которую ты весь изжил

      отдал мне, и сумраком таинств
      вспенилась в синае гора
      так песня сбегает, как зависть,
      мальчоночкой со двора

      _^_




      * * *

      раскидистая тень
      родных уныний
      оплакала прижатый
      к телу груз
      я веселюсь
      со смертными
      с больными
      с бессмертными
      я тоже веселюсь

      мне нравится от смерти
      к жизни ливнем
      стекаться
      растекаться
      и дотла
      я очень яростно
      и не шутя наивна
      невинностию
      грозно весела

      _^_




      * * *

      да что с неё взять-то с тоскушки моей потаскушки
      из разного рода любви состоящей на треть
      просящей голодной испуганной вьющейся мушкой
      над новой попыткой объять этот ужас воспеть

      как черный подвал так и лествицу тридцать ступенек
      смертей полумрак и рождений лиловую тень
      заместо обычных колец ассигнаций и денег
      сребро твоих глаз тридцать первая будет ступень

      и в день-то седьмой на свершенно другом бережочке
      ни сердца где нет (всё - сплошное) ни даже двери
      она выбегает как дурочка в белой сорочке
      тоскливая душенька вон дождалась ну бери

      _^_




      * * *

      со страстью всей, с которою способны
      ценить безвестность больше, чем себя,
      мы в спор вещей - сплошной, одноутробный -
      привносим по монетке, возлюбя

      вчера - друг друга, завтра - лихолетья
      над нашей двусоставной головой,
      и это обнаженное соцветье -
      проигранный любой печали бой,

      смиренный белокаменный кусочек
      никем еще не взорванной стены.
      и я тебя храню, как лепесточек
      с раскидистого дерева луны -

      оттуда ль Ориген, Григорий Нисский
      и наших букв cнующие мальки?
      мой странносветлый, мой чудесноблизкий,
      как странно, как чудесно мы близки.

      _^_




      * * *

      иногда и любовь моя не любовь
      и восторг мой уже не восторг

      иногда глубина не совсем глубина
      разговор с обветшалой стеной

      это страх что напрасен и возглас и вздох
      что и нет никакой глубины

      если я так боюсь потерять что-нибудь
      то не значит ли что оно есть?

      _^_




      * * *

      читай бумажечки натужно,
      воронью отгоняя трель:
      так восхищенно листья кружат
      и падают в чужой портфель

      уносят золото и мякоть
      на заводской лиловый сплав,
      и ты уже не можешь плакать,
      березу с тополем обняв

      но с каждым деревом, как с братом,
      ты заключаешь тайный стих
      пусть непосильная оплата
      порадует великих сих

      и потому ты так беспечно
      съедаешь булку с колбасой
      и привыкаешь, что, конечно,
      идущий впредь - всегда босой

      _^_



© Елизавета Трофимова, 2019-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность