Словесность
Участвуйте в VII поэтическом конкурсе "45-й калибр" им. Г. Яропольского!
Подробности  з д е с ь
 ►
   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Владимир Ильич Татарин


Краткая биография

Владимир Ильич Татарин родился 22 апреля 1972 года, в городе Москве, в семье не без урода, которым он (отчасти справедливо) считал собственного отца. Ни алкоголиком, ни уголовником тот не был, однако, всё время будучи навеселе, одновременно принадлежал к той особой категории людей, которые постоянно чем-то заняты - и деньги имеют всегда. Имя сыну Илья Владимирович дал в порядке безапелляционной пьяной шутки.

Из мстительности Володя вплоть до окончания школы успешно идентифицировал себя исключительно с персонажем популярных анекдотов про Вовочку. Однако летом 1989 года Татарин по наивной доверчивости принял буквально свалившийся с луны троянский дар словотворчества, начиненный предательской способностью к чтению человеческих мыслей.

В результате у него развилась хроническая мизантропия в тяжелой форме. Закончив в 1994 году Литературный институт, Татарин некоторое время зарабатывал на жизнь производством серийных романов (дамских, фантастических, криминальных, эротических и т. п.). Это приносило ему неплохой доход, поскольку каждый роман он публиковал сразу в нескольких частных издательствах - под разными заголовками и псевдонимами и заменяя имена персонажей при помощи компьютерной контекстной замены.

Однако тяжелые приступы мизантропии всё чаще преследовали писателя, и он на время приостановил своё участие в литературном процессе. В 1996-1997 годах Владимир работал художественным руководителем шапито "Четыре петуха", развернутого на грант, выданный Вселенским агентством межпланетного развития с целью обкатки новых биоинформационных технологий манипулирования массовым сознанием.

По завершении упомянутого проекта разносторонний талант Татарина некоторое время оставался невостребованным, и почти год он посвятил исключительно двум своим хобби - теннису и алому "Харлей-Дэвидсону". Однако летом 1998 года окончательно вочеловечившиеся виртуальные лунные волки в ультимативной форме потребовали от Владимира деятельного участия в своей PR-раскрутке. Отказаться он не мог, поскольку такого рода отработка была оговорена в бессрочном контракте, который он подписал еще в 1989 году в обмен на свой сомнительный дар.

Чтобы окончательно не озвереть, с осени 1998 года Владимир Татарин неожиданно для себя стал, в свободное от "работы" время, заниматься стихосложением, хотя считал и считает это занятие предосудительным в силу отсутствия практической пользы.

В канун 2000 года Татарин, под воздействием особо острого приступа мизантропии, разослал всем недругам, немногочисленные электронные адреса которых ему удалось раздобыть, злые поздравления с "мыллениумом", присовокупив для убедительности вирус "Квазивенок на могилу тысячелетия" в качестве вложенного файла. Дабы замести следы, он воспользовался для этого компьютером своего злейшего биографа Григория Агафонова, который в результате этого теракта лишился последних друзей и источников доходов.

По понятным причинам (уступка авторских прав издателям) список публикаций Владимира Татарина засекречен. Однако злые языки (в частности, Агафонов) утверждают, что "Три жизни Фила Дейтона" Брайена Мортона и "Фаллос Актеона" Онасиса Калицакиса - точно его рук дело.

Источник: Aga&G. "Синдром петушиной охоты", чч. I-III.

Три жизни Фила Дейтона
фрагменты из романа
(10 июля 2000)
Виртуальный квазивенок на могилу тысячелетия
(30 июня 2000)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Поэты Нью-Йоркской школы [Поэты Фрэнк О'Хара, Тед Берриган, Джеймс Скайлер, Джек Спайсер, Джон Эшбери, Энн Уолдман, Рон Паджетт и Джо Брэйнард.] Владимир Алейников: СМОГ и снег. Памяти Андрея Битова [Как-то исподволь, незаметно, я привык и к тому, что есть он, что присутствует в мире он, и к тому, что пишет он прозу, говорит - всегда интересно, колоритен...] Миясат Муслимова: "Про черствый хлеб и про вишневый сад..." [Художественное и интеллектуальное неразрывно связаны между собой в поэзии В.Хатеновского, воспринимающего мир глазами художника, но не столько воспроизводящего...] Виктор Хатеновский: Молчаньем твоим обесточен [Молчаньем твоим обесточен - / Скорблю в новогоднюю ночь. / И сумрак московских обочин / Ничем мне не сможет помочь...] Андрей Земсков: Забытая речь [Что ж, прощайте. Гудит пароходик. / Может статься, до будущих встреч / Мы уходим, уходим, уходим - / Зыбь речная, забытая речь...] Мария Косовская: Один день из жизни младшего рекрутера [Сказать, что я не люблю свою работу, значит ничего не сказать. Я ее ненавижу! Она отупляет меня, доводит до тошноты, до апатии, до состояния комы. Сегодня...] Михаил Ковсан: Уловление бабочек в окрестностях Козеболотного переулка [И где бы ни было, в любом времени, своем или чужом, даже таком, где добро не нужно, а любовь бессильна, единственно достойное человека занятие: уловлять...] Василий Костырко: О романе Бориса Клетинича "Мое частное бессмертие" [Роман Бориса Клетинича - это монументальная семейная сага, эпос о бессарабских евреях и их потомках в СССР - дедах, сыновьях и внуках...] Максим Жуков: Бедные люди [Напоминая лицом и прической с кудряшками /           заговоривший по-русски фаюмский портрет, / ...] Александр Крупинин: Городские стихи [И белый стих, и снежный мотылёк, / И скрип шагов, и головы прохожих - / Холодный город корчится у ног, / Как будто хочет лопнуть, да не может.....]