Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



    ДОЖДЛИВЫЕ  МЫСЛИ


    * В глазах плескалось небо без знамен...
    * Однажды хорошо проснуться трупом...
    * ЖЕЛТАЯ СОБАКА
     
    * Заштрихованный снегом фонарь на стекле электрички...
    * ЭПИЗОД
    * РАЗГОВОР С О.БЕНДЕРОМ


      * * *

        Я памятник воздвиг себе иной...
              И.Бродский

      В глазах плескалось небо без знамен.
      Проспект тянулся коридором морга.
      Его Металлургический район
      Считается окраиной с тех пор как
      Из города ушли вода и свет.
      Людское море, обмелев до лужи,
      Оставило на высохшей канве
      Узоры асфальтированных кружев,
      Где тишина - упрямый поводырь
      Бродягам, журналистам и солдатам.
      И человек выходит на пустырь -
      Когда-то площадь перед комбинатом.
      Чужой эпохи незарытый труп.
      Пульс времени сбивается со счета.
      От мертвых окон, ирисовых клумб,
      От выгоревших лиц с доски почета
      Идущему тоскливо. Как мираж,
      Приветливой улыбочкой оскален
      Традиционный бюст - нестрашный страж.
      Он так же чужд эстетики развалин,
      Но видел это долго и привык,
      И выкипела местью слез соленость.
      Бюст не съязвит, не высунет язык,
      Прочтя во встречном взгляде обреченность.
      И снова жизнь, - открыта всем ветрам,
      Как раньше в доме открывали ставни.
      Беспомощный облезлый истукан...
      Неужто возведенный здесь недавно?
      Скорей, дошедший из других времен
      До дня, в который диктор с расстановкой
      Прочтет: Металлургический район
      Стерт миротворческой бомбардировкой.

      _^_




      * * *

      Однажды хорошо проснуться трупом.
      Урвать у жизни лишнюю минуту
      На самый нежный отголосок сна.
      Тонуть щекой в подушках невесомо,
      Почувствовать, как робко и бессонно
      Будильника боится тишина,

      Но ты его обыгрываешь в жмурки.
      Ты мир на миг покоя разменял.
      И тело теплое, как лисья шкурка,
      Неслышно пьет пуховость одеял.

      Представить все: кулисами трагедий
      Улыбка на безоблачном лице;
      Незримо ходят за стеной соседи;
      За окнами - вороний рок-концерт.

      Играет солнца луч в случайных гранях,
      И в этих светах - отсвет тех минут,
      Когда тебя такой же стылой ранью
      Будили в школу, позже - в институт...

      Сценарий дня себе напомнить вкратце.
      И не суметь подняться.

      _^_




      ЖЕЛТАЯ СОБАКА

      Здравствуй, добрый мой пес, вот и я! Извини, без гостинца.
      Не узнал? Не беда. Я пронзен вереницами лиц
      С длинным шлейфом дорог, капли ливней прилипли к ресницам,
      Заболел рифмоплетством, подсел на останкинский шприц.

      Нажил кучу друзей, с неба звезд нахватался украдкой.
      А верни меня в прошлое - все повторил бы опять.
      Так чего нам жалеть? Мы раздали себя без остатка,
      Даже смерти с нас нечего взять.

      Все мечты воплотились сторицей,
      Я нашел себе взрослые игры, что детским под стать.
      Извини и забудь. Просто мне удалось возвратиться,
      А того, кто ушел, бесполезно пытаться искать.

      _^_




      * * *

              Остановились. Полустанок.
              Какой? Не все ли мне равно.
              На двух оборванных цыганок
              Смотрю сквозь мокрое окно...
                    Д.Бедный

      Заштрихованный снегом фонарь на стекле электрички.
      Неподвижно-немой схвачен холодом сизый пейзаж.
      Рынок пуст, одинокая бабка продает огурцы и яички,
      Толстый в бронике мент поправляет на пузе "калаш".

      Две метелки берез. Над бадьей с огурцами ворона.
      То ли сперла чего, то ли просто, поди разберись.
      Человеческий фарш набивается в недра вагона -
      Здесь теплей, и нечаянный вздох не возносится ввысь.

      Бородавчатый юноша жадно читает рекламу,
      У красотки в зрачках проплывает сиянием МКАД,
      Недоспившийся панк сочиняет программу СПСному политикану
      И мазюкает маркером фанфаронский плакат.

      Всех делов: не простыть, не уснуть, не попасться бы контре,
      По морозу до дома, еда, телевизор, кровать.
      Между прочим, есть маркер, и можно испортить рекламу Ле Монти.
      То ли так и сидеть. То ли с панком о чем поболтать.

      То ль статью набросать про разрозненность акций протеста.
      Кто-то ручку, похоже, заныкал, а то бы в присест.
      И бесхозная жизнь наполняется смыслом контекста, -
      Появляется цель, надо только врубиться в контекст.

      Так живем второпях. Продышавшись в стекло электрички,
      Тупо смотрим друг другу в глаза, ни о чем не скорбя.
      Я б уехал отсюда. Подальше. К чертям на кулички.
      От Москвы, от зимы, от сумы, от тебя, от себя.

      _^_




      ЭПИЗОД

      - Постой-ка. Вот он. Жалко не один.
      Нет, в черном, вон, сидит на парапете,
      Кого-то развлекает. Поглядим.
      Кто он такой? Когда-нибудь ответит
      Во всеуслышанье. А так - он мил,
      Немного пьет, неплохо притусован.
      Его веселье искренно, но стих
      Пронзительно печален. Сгустки дней,
      Людей и строк сжирая, словно пламя,
      Бог одинок и с ними, и без них.
      Тем более, что жрицы почитают
      Его за эгоиста. - Им видней.
      ...Нет, любит, но они ему не пара.
      Он пропускает жизнь через себя
      Как мясорубка. Правда иногда
      Они... ну да, меняются местами.
      А, черт, заметил! Машет нам руками -
      Сейчас взлетит. Шумлив, как Ниагара.
      Пошли, скажу "Еще один поэт".
      Он неприметней, чем в стогу иголка,
      В цветистых пятнах шмоток и улыбок,
      Но в памяти останется надолго
      На парапете хрупкий силуэт
      Спиной к обрыву.

      _^_




      РАЗГОВОР С О.БЕНДЕРОМ

      Здравствуйте, Бендер! А я Вас знаю,
      Хотя знакомство страдает односторонностью.
      Как удается, жонглируя ложью, ходить по краю
      Между моральной и финансовой пропастью?

      Люди рядом ломались, как спички, а Вы не сломлены, -
      Счастье манит вперед надежды обманчивым лучиком.
      Вы имели все, все теряли, и не озлоблены,
      И доверяли случайным попутчикам.

      Бендер, Ваша судьба, рассуждая здраво,
      Давно разминулась с беззубой старостью,
      Будет смерть жестокой быстрой расправой,
      И, как всегда, досадной несуразностью,

      Не перехитрить, не побороть.
      Дух покинет плоть, почти не мучась.
      Вы в небесной канцелярии. Господь
      На секунду призадумался над Вашей участью.

      "Жулик, атеист... Гм, дело нечисто;
      Но ад не пойдет, нужно что-то третье,
      Ведь это не я - два ехидных журналиста
      Даровали ему и жизнь, и бессмертие. -

      И, скрипя по бланку ангельским пером,
      Назидательно произнесет Создатель -
      Наказание ему, пожалуй, в нем самом,
      Как говаривал пролетарский писатель".

      Жар-птица пера не уронит даром,
      Ей ни Иваны, ни Хоаны не дают прохода,
      Но хрустальная мечта хрустальным шаром
      Повисла в пятизвездочном отеле у входа.

      Вы пришли в себя. Прохлада кондиционера.
      Чемодан набит зелеными деньгами.
      Ослепительно - великолепный Рио-де-Жанейро
      Распростерт пред Вашими ногами.

      Путь окончен. Вы добьетесь цели
      И увидите ее с изнанки...
      Вечером в кафе телеведущей Элле
      Вас представит диссидент Лоханкин.

      _^_



      © Ольга Таболина, 2000-2019.
      © Сетевая Словесность, 2000-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Петрушка: и Анна Эммерих. Маленькие пьесы [И как - что ты хочешь - это должно быть все таки хорошо, человеконенавидеть здесь, и - человеконенавидя - хочешь чего - умереть в другой стране, как будто...] Анатолий Добрович: Загадки Бориса Клетинича [Его недавно опубликованные в Нью-Йорке стихи меня ошарашили. Почему он не показывал нам их раньше, если они были написаны в Израиле лет 15 назад?..] Владимир Гоголев (1948-1989): Зов утопающей жизни [И зов утопающей, тонущей жизни опять... / Недвижимость пищи и вечера дивного след. / Внимай, о народ, отворяя молитвенный рот, / Не меньше, чем...] Михаил Рабинович: ... На границе холода с теплом [То ли табличку повесили: "Переучет" - / там, на окошке божественной вечности дальней, / то ли убрали ее - вот и время течет, / и протекает, как...] Полина Орынянская: Стихотворения [Пока нам не роют окопов с траншеями, / Пока среди ночи не газует под окнами воронок, / Ты можешь спокойно бросаться на шею мне. / Всё ОК...] Сергей Петров: Тонкая материя [Рана, нанесенная мечом, заживёт, нанесённая языком - нет. Главное: оставайся самим собой, не изменяй себе и будешь жить в душевном покое...] Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита..." [Презентации двухтомника Антологии Литературных чтений "Они ушли. Они остались" и "Уйти. Остаться. Жить" в Санкт-Петербурге и Ленинградской области...] Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва [В Культурном центре академика Д. С. Лихачёва в Москве, в литературном клубе "Стихотворный бегемот", руководимом поэтом Николаем Милешкиным, прошел...] Юлия Долгановских: Стихотворения [но я плыла - а что мне оставалось? - плыть / Офелией, рекой, отцом, ребёнком, / зеркальным шаром - быть или не быть - / звучащим жалобно и тонко...] Юрий Рыдкин: Симметрия смерти [так исчезло то / чего никогда не было / но как же всё-таки существенна / и болезненна / эта тоска по отсутствию...]
Словесность