Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



*


 


      * * *

      Я вышел из дома
      И передо мной
      На асфальте
      Контур убитого
      белым
      Обвела зима за ночь

      А по дороге
      Идёт силуэт
      В пуховике,
      Где между слоями нейлона
      Оперение ангелов
      Греет владельца -

      Это декабрь
      От чуда до скидки
      Кратчайшей дорогой проходит

      От горьких итогов
      До сладкой надежды
      Проходит

      _^_




      * * *

      У чёрного моря
      Волны как почерк в рецепте
      Необходимого терапевта
      Строка за строкой наплывают -
      Не пойму, так доверюсь
      Не смогу, так останусь
      У чёрного моря
      С вечным закатом
      Красным закатом
      В центре него

      Страшен ли шторм или что
      Говорим о нём
      Важен ли ты или штиль
      Сколько скитались
      С чем ни считались
      Тщились прощупывать дно
      У чёрного моря шлемов, щитов - мёртвого моря
      Мы на берегу
      Всё читаем табличку
      Купание запрещено

      _^_




      * * *

      Весна, заселяясь в широты умеренней,
      Превращает пейзажи в притоны с обложки.
      Укорочена чёрная юбка у времени,
      И днём видно больше:

      Там я, как и встречный, в мальчишеском рвении
      На свидание к ней тороплюсь:
      У неба вздуваются белые вены
      И грохочет взволнованный пульс.

      Так оглушают гудки после пятого,
      Имя твоё - как внезапный припев,
      Так между страницами автором спрятано
      Волнение вместо закладки и пере-
      вернуть не рискнёшь: за последней - зима,
      Бестолково-бело. Безвозвратно.
      Застынь же, где май по ночам изымал
      Наличные, сон и будильник на завтра.

      Застынь, как приветствие в горле у робкого,
      Как взгляд, изучающий юбок барокко,
      Как вера в глазах полноты перед камерой -
      Застынь же, застынь, словно счастье в рекламе
      Между жуткими выпусками новостей -

      В конечном итоге мы - вовсе не те
      Мгновения, что ожидаешь,
      Но те, где не важно, что дальше.

      _^_




      * * *

      Моя любимая мелодия
      Вне чартов и рейтингов радиостанций,
      Её не найти в mp3
      Или ином популярном формате.

      Когда её слышали Гендель и Брамс,
      Россини и Григ,
      Они постоянно
      пытались её записать
      По нотам
      и всем инструментам,
      Но каждая запись
      Была не похожей на все предыдущие -
      Новой.
      Неточной.
      Но истинной.

      Говорят, её слышал Есенин,
      Когда ветер наигрывал на фортепиано берез;
      Тарковский, когда ассистентка на съёмках
      закрывала хлопушку,
      придавая ей форму
      причудливой клавиши от рояля;
      Гойя её узнавал
      по ритму,
      с которым бесстыжие тени
      плясали на лицах монархов.

      Кто-то не верит.
      Но, я отчётливо слышу её
      В момент, когда палец,
      как будто игла граммофона,
      Как по изгибам пластинки
      скользит
      по твоей оглушающей коже.

      _^_




      * * *

      Я осознаю: эталоны безжизненны,
      Когда всё вокруг по-интимному тёмное,
      И в прорезях чёрных разодранных джинс
      Твоя кожа виднеется Млечным путём.

      Успокоить себя бы: такая, как все,
      Но судьба - не Господь и расклады таро,
      А губы, дрожащие трепетней сетки
      За оглянувшимся вратарём.

      И наутро в объятиях - такие, как все,
      Но на руках вены переплелись
      Так, что два сердца - катушки кассеты
      Крутят наш лучший плейлист.

      _^_




      * * *

      Не нарушайте покой паутины,
      Если не сможете после остаться.
      Она - для того, кто не смог ни уйти, ни
      Прервать это таинство.

      Пауки - пейзажисты, поэты, актеры,
      Которых плебеи зовут палачами.
      Их дело, по сути - шедевр, который
      Буквально тебя поглощает.

      Не нарушайте покоя беседы
      Творца и случайного зрителя,
      Участь второго извечно - быть съеденным
      Миром, его поразительней.

      Идея, что арии, строки, мазки -
      Для развлечения - наглая ложь:
      Ими автор берёт под контроль мой язык,
      Сознание
      И миллионы - в заложники,

      Это он, из обычного вечное вычленив,
      Рисует тончайшие связи
      Между вещами до боли привычными,
      В которых и вязнем...

      По злости, незнанию не разорите
      Маленький Лувр на летнем дворе,
      Это в сущности - тот же обманутый зритель,
      И тот же голодный творец.

      _^_




      ТИШИНА

      Если видишь,
      что речь - безразмерная свалка
      И реальности лишена,
      То укутайся
      в непробиваемый вакуум.
      Моя искренность - тишина.

      Если видишь,
      реальность - огромная мусорка,
      И слова
      ей на талии
      жмут,
      То за чаем с Бетховеном
      слушай, как музыку,
      Собеседника - тишину.

      Если тонешь в объятиях
      И, захлебнувшись,
      Ни словечка
      Не можешь
      сказать ей,
      Не пытайся водой
      обмануть её уши -
      Оглуши её тело
      Касаньем.

      - Не кори, что я, стоя напротив,
      Молчу.
      Я всё чувствую, просто не лгу.
      Разве можно торнадо бушующих
      Чувств
      Передать дуновением губ?
      Разве можно миры неизвестных галактик
      Уместить в то, что знает планета?
      Разве можно эпитетом выразить Арктики
      Девственно-нежный оттенок?

      Разве можно всю радость брюнетки-ночи,
      Что испытывал ты, знать и нам?
      Поуютней укутайся в вакуум.
      Ччч
      Наша искренность - тишина.

      _^_

Читайте разбор этой подборки в проекте "Полёт разборов"


© Антон Солодовников, 2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность