Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        *


        * Силуэты друзей...
        * МЕДНЫЙ ПРЯНИК ЛУНЫ
        * ГИМН НЕПРИКАЯННЫХ
        * ГЕКЗАМЕТР
        * Человек - небольшая чëрная буква...
        * Кресла у самой воды...
        * ЧТО ЕЩЕ?
        * ВСE ЭТО ВРЕМЯ
         
        * Для чего...
        * голубая поверхность дороги...
        * В кармане у математика...
        * ОСЕНЬЮ
        * ПОЛОЖЕНИЕ
        * ИЗ СТИХОВ О КОМПОЗИТОРЕ ЛЬВЕ ТОЛСТОМ И БЕЗУМНОМ СКРИПАЧЕ САМУИЛЕ
        * БУРЯТСКАЯ ПЕСНЯ
        * ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ ПО БОЛЬШИМ ГОРОДАМ


          * * *

          Силуэты друзей -
              под картавую поступь колëс
          Лики врагов, изрытые оспой -
              под хриплый дискант машиниста
          Сотни змей, насекомых, рептилий и птиц
          Сотни букв неизвестных науке
              шальных алфавитов
          Сотни девичьих губ
              и пронзëнных стрелами двугорбых сердец
          Безразличный иероглиф судьбы
              Отпечатки носов и ладоней -

          Чего только не
              оставляли мы
              На покрытых мохнатым инеем окнах
          Электрических поездов

          _^_




          МЕДНЫЙ ПРЯНИК ЛУНЫ

          Сон
          Фантазия
          Хворь
          Снегопад отцветающих вишен
          Медный пряник Луны
          Притяженье магнитных и минных полей
          Ветер, дующий в спину ночным насекомым
          Иллюзия света
          Или что-то ещë
          Гонит нас
          Непрерывным
              бессмысленным
                  вихрем
          Промеж
          Узких бëдер бедрумов?

          _^_




          ГИМН НЕПРИКАЯННЫХ

          Нет, всë ж мы чужие промежду людьми,
          Как верно подметил в Египте Иосиф.
          Мы, словно микробы, вселяемся в мир,
          Холщовые сумки за плечи забросив.

          Живëм в полусне в полосатых домах,
          Когда ж начинаем томиться от скуки,
          Мы ходим по крышам, рискуя сломать
          Волшебных антенн истончëнные руки.

          В горчичном коктейле песчаных ветров
          Нас носит по свету - ни валко, ни шатко.
          Мы как стрептококки внедряемся в кровь:
          Глядишь - и начнëтся у вас лихорадка!

          Когда ж лихорадит, мы, песни поя,
          Бросаемся в ночь, где туман фиолетов,
          И пристально слушаем гимн бытия
          В сварливом урчании ватерклозетов.

          _^_




          ГЕКЗАМЕТР

          Битые стëкла, вмятые
              в жаркий асфальт Барселоны,
          Треснувший мрамор ступеней
              у входа в тюрингские храмы,
          Запах сырого бетона
              в мерцающем датском подполье,
          Липкие руки
              и мëрзлые бëдра
                парижских кочевниц,
          Жидкое пламя грудей
              ночных поэтесс Петербурга
          Ртутное небо Нью-Йорка
              и белое солнце пустыни -
          Всë исчезает как кадры
              теряющих цвет кинофильмов,
          Всë остаëтся в гудках
              убегающих вдаль поездов

          _^_




          * * *

          Человек - небольшая чëрная буква
          в чьей-то книге
          Вернее, в чьей-то
          ежедневной газете.
          Вернее, не буква, а чернильная точка,
          Одна из многих, составляющих букву,
          Цифру или иероглиф.

          О чëм только не задумаешься
          Наблюдая рассвет
          С плоской шершавой крыши высотного дома
          На которой заснул вчера
          по ошибке

          _^_




          * * *

          Кресла у самой воды,
          Крикливые птицы,
          Официанты в жëлтых жилетах,
          Вопросы: "Долго ли вы добирались"
          Или: "Долго ли живут говорящие рыбы дельфины?"
          И, разумеется,
              об
                   сто
                        ятельные
          ответы на них,
          Запах свежеподстриженного газона,
          Озона,
          Привкус бензина
          В воде из-под крана
          В туалете,
          Куда временами приходится
                удаляться,
          Ощущение близрасположенной
                железной дороги
          Которой не видно
          И даже не слышно,
          Но каким-то неведомым образом
          Близость еë
          Всë равно ощущается,
          Как близость выхода из пещеры
          О которой сперва узнаëшь
          По свежему дуновению воздуха
          После долгих,
              из
                   ну
                        рительных
          Дней и ночей
          Проведенных
          В удушливой тьме
          Толстой
            кишки
              подземелья

          _^_




          ЧТО ЕЩЕ?

          Что ещë можно сказать
          Когда слов больше нет,
          Когда остаëтся один лишь
          Сушëный горох
          Рассыпанный по полу
          Неизвестными
          Злоумышленниками,
          Когда глаз начинает ловить
          Очертанья воздушных масс,
          Медленно проходящих над городом,
          Когда становится ясно,
          Что в чайнике, пустующем третьи сутки,
          Успела развиться микроцивилизация,
          Уже прошедшая стадию Вавилона,
          И неспешно переходящая к эллинизму
          (очередное залитие в чайник воды из-под крана
          было бы, не иначе, всемирным потопом),
          Когда в складках белья
          На незастеленной третьи сутки кровати
          Обнаруживаются ростки
          Неизвестной и трепетной флоры,
          И вообще - пора превращаться в жука,
          Вот только никто, как ни странно,
          Не барабанит в дверь.

          _^_




          ВСE ЭТО ВРЕМЯ

          Почему
          Опускаясь на заднее сиденье такси,
          Сообщая адрес -
          Двадцать вторая и третья
          Или наоборот, двадцать третья и вторая -
          Мы на секунду прикусываем губу,
          Жалея,
          Что место нашего назначения
          Не зашифровано более изысканным шифром,
          Что, срываясь с места,
          Мы не вырвемся из паутины
          Из-под Луны,
          Из магнитного поля,
          Из газетных столбцов,
          Почему мы стоим и глядим
          На удаляющийся затылок таксиста,
          Обмотанный чалмой кочевника-бедуина,
          Почему нам так сладко и больно
          Смотреть
          На летящую прочь паутину,
          На обрывок газеты, подхваченный ветром,
          Уносимый неизвестно куда,
          (Возможно, к Луне)
          Хотя именно в нëм, возможно,
          Содержалась та самая фраза,
          Которую мы так искали
          Всë это время

          _^_




          * * *

          Для чего
          Человеку с лицом пожилого жирафа
          Эта слишком сырая,
              непропечëнная
                  жизнь
          Которую он
          Покупает в киоске
          Завëрнутой в хруст целлофана?

          _^_




          * * *

          голубая поверхность дороги
          (если сильно прищурить глаза, она кажется синей)
          островки неопознанной жизни с обеих сторон
          между сосен
          и малопонятных строений
          жëлтый
          вытертый бархат полей
          пантеоны заправочных станций
          пьяный запах бензина и неба
          огни
          придорожных харчевен
          где мы никогда -
          - никогда! -
          больше не
          остановимся справить нужду
          и отведать холодного кофе

          _^_




          * * *

          В кармане у математика
          Лишь палочка в форме минуса
          Резинка и незачехлëнное
          Лезвие для бритья.

          Стиранием лишнего легче
          Построить мир. Вычитанием
          Легче добиться симметрии
          Лишь пальцы изрежешь в кровь
          По карману шаря вслепую

          _^_




          ОСЕНЬЮ

          Осенью
          Мокрый металл вызывает в нас
          Выброс гормона
          Будущей старости

          Чëтные числа
          Сжимаясь, как птицы от ветра,
          Не делятся на два

          Готика острых углов
          Оплывает свечой
          Превращаясь в барокко

          И городской
          Виолончельный оркестр
          Сменяет диез на бемоль

          _^_




          ПОЛОЖЕНИЕ

          Скрипку положи на плоский камень
          Птицу положи на горку пепла
          Годы положи на открыванье глаз
          Отскребанье глины,
          Отдиранье досок,
          Пыль пуская, молотком звеня -

          Видишь? стаи скрипок
          Видишь? птиц оркестры
          Без остатка входят в
          Положенье

          _^_




          ИЗ СТИХОВ О КОМПОЗИТОРЕ ЛЬВЕ ТОЛСТОМ
          И БЕЗУМНОМ СКРИПАЧЕ САМУИЛЕ


          Лев Толстой имеет дело только с музыкой пространства
          В голове его бугристой шелестят крылами птицы.
          Самуил заходит в двери, говорит кому-то "Здравствуй",
          Покупает в магазине молоко и чечевицу.

          Лев Толстой сидит в потëмках, в бороду воткнув булавку,
          Выбегает на секунду отхлебнуть воды из крана.
          Самуил снимает обувь, сев на крашеную лавку.
          За окном не видно света, потому что слишком рано.

          Лев Толстой в своëм сознаньи умещает гром оркестров,
          Тишины безлюдный остров и седые горы грома.
          Самуил кладëт покупки на продавленное кресло
          Наливая в чашку чая из бутыли каплю рома.

          Лев Толстой имеет место, но его имеет время.
          Он имеет отношенье к небесам в ночи беззвëздной.
          Самуил считает мелочь, трëт лысеющее темя...
          За окном не видно света, потому что слишком поздно.

          _^_




          БУРЯТСКАЯ ПЕСНЯ

          Он ожидал нас в синем седане
          У зала прибытия аэропорта.
          Куда вам, юноши, - молвил с улыбкой,
          Ласково скаля вставные зубы.
          Мы сказали, что едем в Манхэттен.
          Цена показалась мне подходящей.
          Откуда летите, - спросил он дорогой.
          Я ответил: из Сан-Франциско.
          На старике была серая кепка
          Белëсая сыпь покрывала пальцы.
          В пути он спросил, откуда мы родом.
          Я кратко назвал свой город в России.
          Старик промолвил: это не близко
          Никто из нас ничего не ответил.
          Мой товарищ устал с дороги,
          Сам я мучился резью в желудке.
          Когда вдали замаячили башни,
          Старик промолвил: уже полвека
          Я встречаю аэропланы,
          А сам ни разу не выбирался
          Дальше Нью-Джерси. Я что-то ответил
          Не помню что. По краям дороги
          Тянулись брошенные пакгаузы.
          Блестели промышленные водоëмы.
          Кричали птицы. Какое-то время
          Мы ехали молча, пока мой товарищ
          Не затянул бурятскую песню.
          Он ни слова не знал по-английски.

          _^_




          ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ ПО БОЛЬШИМ ГОРОДАМ
          пародия

          Стоя у края платформы, не подходите близко
          В разговоре с полицией не поднимайте брови
          Хвоя пахнет по-разному в Париже и в Сан-Франциско
          Только асфальт повсеместно подобен спëкшейся крови.

          Хуже всего путешествовать в междугороднем автобусе
          Лучше всего поездами, терпимо - на самолëте
          Годам к тридцати полезно зацепиться на глобусе
          Но, покупая недвижимость, помните, что умрëте.

          Всегда при себе имейте любимую строчку, которую
          Можно без затруднения переверстать в эпитафию.
          Живите, стараясь не вляпаться в какую-нибудь историю,
          Но пуще того стремитесь не вляпаться в географию.

          _^_



          © Виктор Смольный, 2001-2018.
          © Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность