Словесность

Наши проекты

Следующая станция Васильева-Островская

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Таня Скарынкина

[Написать письмо]

Таня Скарынкина

В детстве я боялась, что иголка уколет палец, незаметно войдет в него и поплывет к сердцу. Ночи напролет не спала, слушала, как она, покалывая внутренности, медленно продвигается к цели. Или вдруг случится пожар и что же, кого же в первую очередь спасать? Маму, конечно, а после - книги. "Робинзона Крузо", "Детство" Льва Толстого и т.д. Подобное перечисление - хорошее средство от бессонницы и ночных страхов. Маму теперь я вряд ли подниму, впрочем, как и тогда. Всю жизнь- разные весовые категории. "Робинзона Крузо" у меня сто лет назад увели. А Толстой Л.Н. по-прежнему остается одним из лучших мертвых друзей. Хотя будь он жив еще неизвестно, как бы сложились наши отношенья. Вот собственно и все. Если не вдаваться в детали.

Ворошить голубую траву
(8 мая 2012)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]