Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ВОДА  МЕТРО


* Три тысячи дорог, и все к метро...
* Укатилась луна колесом стародавней кареты...
* Упаду на колени на лестничной клетке прости...
 
* СУВЕНИРЫ
* Оставлю белый купол вечных тем...
* ПОГОВОРИМ



    * * *

    Три тысячи дорог, и все к метро.
    И никаких тебе импровизаций.
    Рассвет на пробу сладок, что ситро.
    Посланцами иных цивилизаций
    Воображаешь маленьких людей.
    Как фрезерный станок, утилитарен
    Их утренний бросок из ночи в день,
    В утробы парикмахерских, пекарен,
    Лабораторий, офисов, цехов,
    Депо, складов, палат, аудиторий...
    Пальто, дублёнки, запахи духов,
    Дезодорантов... фиги, виги, тори -
    Пластмассовые лодки-близнецы,
    Несчётные, колотят, точно в старом
    Пустом "вчера" - по млечным тротуарам...
    Ничьи супруги, матери, отцы...

    С какой планеты посланы? Зачем? -
    Опустошённо спрашиваешь ветер...
    Шагаешь, и... сливаешься совсем
    С потоком прочих маленьких - в рассвете,
    Теперь лишённым сладости ситро.
    Весло галеры, кибер-точка, атом -
    Напоминаешь в профиль букву "ро"...

    Три тысячи ручьёв - вода метро,
    И жалобно бормочет эскалатор.

    _^_




    * * *

    Укатилась луна колесом стародавней кареты.
    Выплывает безвременье из-под пустого плаща.
    Отсырели созвучия, словно в дожде сигареты.
    Пронеслось Рождество, и январь постарел, обнищал.

    Равелины молчат. Каждый камень - вина без прощенья.
    По трамвайным путям отползает безногий связной.
    И слезами сиротскими снова прольётся Крещенье.
    И картонные ангелы снова сгорят на Сенной.

    _^_




    * * *

    Упаду на колени на лестничной клетке прости
    Замусоленный голос мой мечется в чёрном парадном
    Словно алый снегирь между пальцев ладоней в горсти
    Согреваюсь чужим равнодушным пустым безотрадным
    гололёдным теплом

    Собираю окурки и жмых
    На щербатых ступенях рассыпана мёрзлая жалость
    Не прощённый позор как стальная заточка под дых
    Между рёбер вошло и застряло огромное жало

    Измочалю звонок на твоей территории тишь
    Буду дико рычать сумасшедший огромный горилла
    Упаду на колени прости появись не простишь
    Оборвусь точно трос разобьюсь о кривые перила

    Раздарю себя крысам по крохотным сырным лучам
    Разлечусь оловянно по бешеным камням наждачным
    В ту минуту как голос мой славу врачам палачам
    Пробормочет на ветер в окне голубином чердачном

    _^_




    СУВЕНИРЫ

    Нам не летать на белом корабле.
    Клыки Фортуны сходятся в оскале.
    Ты - оловянный ангел в хрустале.
    Я - пепельный паяц в пивном бокале.

    Мы позабыты. Брошены. Ничьи.
    Мы неподвижны. Холодны. Ничтожны.
    Не нам поют фонтаны и ручьи.
    И чудеса, к несчастью, невозможны.

    Я - сувенир. Ты - тоже сувенир.
    И в этом мы, как близнецы, похожи.
    К чему роптать? Так обустроен мир.
    Но ты гордись -
    Ты стоила дороже.

    _^_




    * * *

    Оставлю белый купол вечных тем
    Последующим чувственным поэтам.
    Заделаюсь певцом речных систем,
    Не чувствуя раскаянья при этом.

    Движение холодныя воды,
    Плотины, дамбы, ГЭС, каналы, шлюзы
    Суть образы, сюжетные ходы,
    Где минусы меняются на плюсы.

    Фантазия - круизный теплоход.
    Слова - монеты старого пирата.
    Речные строчки - бакены.
    Народ
    Меня поймёт.
    Ты извини, Эрато.

    _^_




    ПОГОВОРИМ

    Красивая, давай поговорим
    (о голос мой, не будь таким печальным!)
    ...............................................
    Где и когда взойдёт четвёртый Рим,
    Что приключится с Римом изначальным.

    Куда ассимилируются мавр,
    Индус, китаец, эфиоп, ... другие
    Врачи Европы, что Брюссель и Гавр
    Пластической подвергнут хирургии.

    Когда вернут столицу в Петербург,
    Введут Госдуму в здание Сената.
    Какую нарисуют нам судьбу,
    Когда Северо-Запад вступит в НАТО.

    О чём напишет новый свой роман
    Царь эпатажа, бог постмодернизма.
    Уедет ли в Израиль Зильберман,
    Учить хасидов азбуке фрейдизма.

    В чьих интересах копится стабфонд.
    Когда восстанут в Таврии татары.
    Чей титул выше - граф или виконт.
    Насколько сложно делать бас-гитары.

    Придёт ли настоящий русский скин
    На смену перестроечной элите.
    Когда вернут название "Торгсин",
    Кого назначат главным в "Интерлите".

    Откроют ли охоту на ворон,
    Кто будет продавать воронье мясо.
    Откажется ли Швеция от крон.
    Где установят статую Пегаса.

    Изменятся ли правила игры
    В хоккей, в гандбол, в напёрсток, в монопольку.
    Где вход в потусторонние миры.
    Любой ли пан поляк танцует польку.

    Уступят ли японцам "Автоваз",
    Произведут ли волжскую "Тойоту".
    Войдёт ли в моду веселящий газ,
    Составив конкуренцию пейоту.

    Открыт ли у Фемиды третий глаз.
    О чём молчат министры без портфелей...
    ...................................................
    Неправда, я совсем не ловелас.
    Но обожаю девушек-камелий.

    Прелестен куртуазный разговор,
    Мы с каждой темой делаемся ближе.
    Четвёртым Римом станет Бангалор? -
    Но прежде шариат введут в Париже.

    _^_



© Иван Рассадников, 2006-2019.
© Сетевая Словесность, 2006-2019.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]
Словесность