Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СКАЗКА  ПРО  БЕЛОГО  БЫЧКА



Кормление детей - это национальные идея, спорт и болезнь. Поэтому, придя с работы, Гуревич не удивился, что Сашка привязан к кухонному стулу, а измазанная кашей Люба рыдает у него на плече.

- Он ничего не ест! - крикнула Люба, помолчала немного, пока не осознала смысл сказанного и не зарыдала с новой силой.

Сашка бы, конечно, тоже плакал, но он боялся, что если откроет рот, то ему засунут туда кашу.

Позвонила теща, и Люба трагическим шепотом долго описывала детали борьбы.

Гуревич стал рассказывать сказку о глупом мальчишке, который плохо ел и в результате ослабел настолько, что у него не осталось сил даже переключать ручку телевизора.

Сашка сумел развязаться и сразу побежал к телевизору, проверил свою силу. Пока все было в порядке.

- А мне что можно покушать? - подумав, спросил Гуревич.

- Доешь после него, - сказала Люба.

- Ты же знаешь, - помолчав, сказал Гуревич,- что я не ем кашу.

- Тогда сделай себе сам, - крикнула Люба, - или сходи в кафе напротив.

Подумав, Гуревич рассказал - сыну, конечно - сказку о фее, кофейной фее. Она была так любезна с посетителями, что, с одной стороны, у них вырастали крылья, а с другой стороны - они не хотели лететь из кафе обратно к себе домой.

Люба сразу вспомнила сказку про другую фею - и Золушку, которая весь день была черной от грязи, оставляемой повсюду ее родственниками. Но если Золушке еще удавалось иногда вырваться на бал в новых сапожках, то ей, Любе, после уборки еще надо погладить, постирать, отделить пшеницу от чечевицы...

В этот момент, не вовремя, позвонила теща.

Впрочем, она всегда звонила не вовремя.

- Он что-нибудь ел?

Гуревич ответил, что за пять минут, прошедших с ее последнего звонка, ничего не изменилось... и ничего не изменится за пять минут до ее следующего звонка...

И дальше - уже Сашке, но все-таки в трубку - сказку о Бабе-Яге, которая так часто звонила Кащею Бессмертному, что тот, несмотря на свое имя, долго не протянул.

После этого разговор закончился. В следующий раз к телефону подошла Люба. На обычное приветствие - вопрос мамы Гуревича, она ответила, что в своем доме больше никого кормить не будет.

Тогда мама Гуревича заметила, что она все-таки бабушка, и рассказала сказку, точнее, правдивую историю, о женщине, которую лишили родительских прав.

А Люба ответила сказкой про Красную Шапочку, той ее частью, где бабушку съел Серый Волк.

Сашка спал под телевизором и вздрагивал во сне. Поэтому он не слышал ни сказку Гуревича о женщине, оставшейся у разбитого корыта, ни Любину сказку об Иванушке-дурачке, ни... Много еще сказок было рассказано в тот вечер.. но спящего Сашку родители перенесли в кровать вместе.

- У него от голода живот бурчит, - вздохнула Люба.

Гуревич, подумав, посмотрел на нее.

- Я вспомнил еще одну сказку. Про принцессу и принца, которые жили долго и счастливо и умерли в один день.

- Любили, что ли? - спросила Люба.

Тут же наступила ночь... сказочная ночь.

Но с каждой минутой приближалось утро - время очередного завтрака.

Сашка опять ничего не хотел есть.



© Михаил Рабинович, 2000-2022.
© Сетевая Словесность, 2000-2022.




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]
Словесность