Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МЕЖДУ НЕБОМ И ТИХОЙ ЗЕМЛЁЙ


Рекомендовано
Рифмой.ру

 


      * * *

      Опадают последние лампочки
      с перевёрнутых трепетных люстр,
      погонявшись по воздуху в салочки...
      Посмотри, как прекрасен и пуст

      мир, готовящий снежное таинство.
      Посмотри, наши тени с тобой -
      будто знак непреложного равенства
      между небом и тихой землёй.

      _^_




      * * *

      Посветлела в озёрах вода,
      к холодам даже стала моложе.
      От морщинок и складок на коже
      водяной не осталось следа.

      Так стояла б, не двигаясь, век
      с карасём в глубине серебристым,
      словно с тайной заветной и чистой -
      той, которой и жив человек.

      _^_




      * * *

      Бросив в печку скорлупу ореха,
      смотришь как пустеет за окном...
      Ширится во времени прореха,
      сделана кружащимся листом.

      Хватит вдосталь вечности и хлеба,
      тишины затепленной свечи...
      Но горчит под нёбом и под небом,
      да и в небе, кажется, горчит.

      _^_




      * * *

      Ползает робко оса по стеклу,
      тельцем вибрируя длинным, -
      словно предчувствует зимнюю мглу
      маленьким сердцем осиным.

      Ей бы взлететь, покружиться бы, но
      нет уже прежней сноровки.
      Голо, как мир неподвижный, окно,
      сушится тюль на верёвке.

      Дочка играет на скрипке концерт
      чей-то - протяжный, печальный...
      Видишь, в слезе закругляется свет,
      тоненький свет безначальный.

      _^_




      * * *

      Я в сарае наткнусь на пальто
      (дядя умер лет восемь назад),
      и надену,
      и выйду в Ничто -
      то есть в светлый безлиственный сад.

      На груди от солярки пятно,
      на плече мелкой сажи налёт,
      хлястик порван, но мне всё равно -
      для осенних сгодится работ.

      Я спилю пересохшую ветвь,
      положу пару яблок в карман.
      Буду в долгое небо смотреть
      сквозь сияющий тонкий туман.

      Рассмотрю очертания туч,
      уносимых куда-то правей.
      За подкладкой найду ржавый ключ
      от калитки, подвала, дверей?

      От воздушных пространств проходных -
      этих комнат, идущих кольцом,
      где в пальто свежекупленном, тих,
      ходит дядя с прозрачным лицом.

      _^_




      * * *
              Агате

      Вот девочка у грозных облаков,
      широкою рекою отражённых,
      изрытых плугом северных ветров
      и пламенем багровым освещённых,

      сидит в траве, чего-то там поёт
      и ковыряет камушек ботинком,
      и не боится помрачневших вод...
      Беспечная певунья и соринка

      в глазу пространства хищного. Оно
      сквозь дрожь слезы в тебя глядит невнятно.
      А посему - тяни своё вино,
      перебирай пучки сушёной мяты,

      коли дрова, простужен и небрит,
      на лавке гладь соседского мурлыку -
      пока у неба девочка сидит.

      Вот оглянулась...
      Кто её окликнул?

      _^_




      * * *

      Я в новой жизни стал бы ветряком -
      и свет давал бы в одинокий дом,
      когда над нами сплошь стрекочут звезды.
      Есть чаячье начало в плоскостях,
      в железных белоснежных лопастях,
      листающих, как книгу, здешний воздух.

      Я был бы ветру самый верный друг,
      я б время нарезал за кругом круг
      на тонкие прозрачные пластины,
      пространства до конца изведав власть.
      И не отнимет земляная пясть
      моей родной небесной десятины.

      _^_




      СОСЕД

      Се человек...
      Он призван бытием,
      он нужен здесь во время листопада.
      Вот он стоит, внимателен и нем,
      рукой слегка опёршись на ограду.

      Как только с ветки опадает лист,
      немного повращавшись в струях света,
      на тротуар, что выметен и чист, -
      он выбегает, пасть раскрыв пакета,

      и бережно в неё кладёт листок,
      и жизнь полна значения и смысла.
      А взгляд его, и зорок, и высок,
      в дыму осеннем горьковато-кислом

      вновь рыщет, ждёт, пронзает тишину -
      всё остальное для него не важно...
      Я подхожу к холодному окну -
      он тут как тут,
      и пусто мне, и страшно.

      _^_




      * * *

      А если не любовь, то что тогда?...
      Вокруг шумит высокая вода
      и с лёту бьёт по веткам полуголым.
      Гудит, звенит надрывно водосток,
      и сузился грядущего зрачок
      до медного истёртого обола.

      _^_



© Сергей Пагын, 2020.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность