Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



САД
The Garden

Вольный перевод


THERE is a garden in her face,
Where roses and white lilies grow;
A heavenly paradise is that place,
Wherein all pleasant fruits do flow.
These cherries grow which none may buy,
Till "Cherry-ripe" themselves do cry.

Those cherries fairly do enclose
Of orient pearl a double row,
Which when her lovely laughter shows,
They look like rosebuds filled with snow.
Yet them nor peer nor prince can buy,
Till "Cherry-ripe" themselves do cry.

Her eyes like angels watch them still;
Her brows like bended bows do stand,
Threatening with piercing frowns to kill
All that attempt with eye or hand
Those sacred cherries to come nigh,
Till "Cherry-ripe" themselves do cry.
Моей милой лицо - бесподобно, как сад,
Райский сад, где прекрасные розы цветут.
Но и лилий и роз мне дороже стократ
Вишни те, что в саду, пламенея, растут.
Их не купишь ты, сколько монет ни сули,
Пока сами они не попросят - "Сорви!"

А когда зазвенит упоительный смех,
Смех, что мне невозможно вовеки забыть -
Ее рот, как бутон, на который лег снег,
Губы - вишни, а зубы - жемчужная нить.
Вишен этих купить не смогли б короли,
Пока сами они не попросят - "Сорви!"

Ее каждая бровь - как натянутый лук,
А глаза охраняют хозяйки покой.
И пронзает насквозь этот взгляд, если вдруг
В сад пожалует вор полуночной порой.
Вишен спелых, несчастный, не тронь, не бери!
Подожди, может, сами попросят - "Сорви!"



© Дмитрий Лялин, 2000-2020.
© Сетевая Словесность, 2000-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность