Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        ОТРАЖЕНИЯ


        * девочки мальчики...
        * подарок для девочки...
        * тихий ангел в тапочках битых молью...
        * подарок для девушки...
        * горшки переколоты...
        * подарок для женщины...
        * подарок мальчику...
        * жизнь после смерти...
        * если мир забавен...
        * среди мусора и колючек...
        * что-то уходит прочь...
         
        * зачем, зачем великий князь...
        * жизнь в параллельных вселенных...
        * памяти пасть заклеив широким скотчем...
        * эти слоники на сервантике...
        * коллекция нежных признаний...
        * волос твоих коснувшись взглядом...
        * что-то есть в бытии...
        * отражения ломких неловких движений...
        * если путаешь ноты зазубренных намертво тем...
        * нет тебя...


          * * *

          девочки мальчики
          сумочки пальчики
          вилочки рюмочки с водочкой
          блюдечки с рыбочкой
          губы улыбочкой
          сложены алою лодочкой
          шуточки песенки
          быстрые лесенки
          многоэтажной грамматики
          правда не колется
          всё успокоится
          личиком нежным в салатике

          _^_




          * * *

          подарок для девочки
          мишка в забавном фартучке
          пара красивых книжек - чтобы учить добру
          и пропуск в рай в форме кредитной карточки
          с надписью platinum синим по серебру

          _^_




          * * *

          тихий ангел в тапочках битых молью
          (крылья мягко сложены у постели)
          с запахом нафталина и канифоли
          и еще возможно твоей шанели
          взгляд темен
          тоненькие морщины
          возле глаз (улыбка)
          и губ (молчание)
          неумело глупый как все мужчины
          со следами спрятанного отчаянья
          разглядишь ли правду в его усталости
          своего дыханья почти не слыша
          привяжи к себе - он умрет от старости
          а летать прогонишь - сорвется с крыши

          _^_




          * * *

          подарок для девушки
          бэйлис в стеклянной таре
          массаж лица
          тропики
          полутень
          и тихая фея на синем воздушном шаре
          с щепоткой простого счастья
          на черный день

          _^_




          * * *

          горшки переколоты
          собраны черепки
          выметен мусор из темной избы в проулки
          пульс с расстояния вытянутой руки
          говорит о чем-то невнятно
          гулко
          словно подсчитывает грехи
          черное-красное
          чет-нечет
          гонит по жилам как кровь плевки
          потому время уже не лечит
          и сбивая сходу неверный счет
          полустертым ссадинам
          прочим травмам
          что не еще зажило
          зарастет
          неуклюжим сине-лиловым шрамом

          _^_




          * * *

          подарок для женщины
          три небольших гвоздички
          мягкий неловкий чмок с примесью тишины
          и в темном прохладном месте мука и спички
          на случай путча кризиса и войны

          _^_




          * * *

          подарок мальчику
          пиво
          шрам от кастета
          стриптиз на столике
          постеры на стене
          а также память о кратком фрагменте лета
          в полуреальности с нею наедине

          _^_




          * * *

          жизнь после смерти...
          многие так живут
          эти случаи вовсе не так уж редки
          люди спокойно дышат гуляют пьют
          водку или таблетки

          я тоже пробовал
          я могу так жить
          молча не чокаясь как на тризне
          но очень хочется все-таки заслужить
          смерть после жизни...

          _^_




          * * *

          если мир забавен
          как вещь в себе
          стоит ли мучаться что подарить мужчине -
          жизнь в самолете между парижем и спб
          и позже смерть
          где-нибудь посередине

          _^_




          * * *

          среди мусора и колючек
          иван-чая и чистотела
          как ребенок из старых брючек
          вырастает душа из тела
          стынет коркой греха и долга
          на поверхности рваных строчек
          не жалей ее слишком долго
          отломи и себе кусочек...

          _^_




          * * *

          что-то уходит прочь как воздух из мячика
          где мне себя искать влюбленного мальчика
          где мне найти тебя беспечно колючую
          как научиться жить друг друга не мучая
          как потреблять судьбу мелкими дозами
          как не мешать стихи с прочими прозами
          чтоб не бояться слов снов и обманщиков
          чтоб не остаться вновь сдувшимся мячиком

          _^_




          * * *

          ... зачем, зачем великий князь
          в твоих палатах смрад и топот,
          и смуту празднуют холопы
          над бедной челядью глумясь,
          зачем в углу дрожит от страха
          когда-то прежде верный пес,
          зачем от крови и от слез
          уже мокра твоя рубаха,
          зачем ведется с древних пор:
          кому-то трон, кому-то плаха,
          кому-то шапка мономаха,
          кому-то монастырский двор,
          где тихий инок молит небо
          послать нам свыше благодать,
          чтоб мы бориса или глеба
          не забывали поминать...

          _^_




          * * *

          жизнь в параллельных вселенных
          на расстоянии ping'а
          тихая словно соната со скромной пометкой piano
          на неудобной планете
          в форме боксерского ринга
          долгая
          как неизбежный
          спуск ледника к океану
          глупая
          как персонажи плохо поставленной пьесы
          про непутевого парня в поисках черного черта
          и беззаботно красивую вечную дуру принцессу
          с жаркой любовью в финале
          смело исполненном forte...

          _^_




          * * *

          памяти пасть заклеив широким скотчем,
          руки связав ей, чтобы не могла отстукивать морзе,
          можно достичь почти покоя при прочем
          благоприятном течении жидкости в личной прозе.
          можно быть почти счастливым повесой,
          почти достичь давно желанной нирваны,
          принимая жизнь как утиль на выброс -
          по весу
          вместе с пустой посудой и прочей рванью.
          отчего когда война, все ангелы в штатском,
          как без них любить мне - наспех да курам на смех
          почему неладно опять в королевстве датском,
          знал лишь гамлет,
          но его зарезали
          насмерть...

          _^_




          * * *

          эти слоники на сервантике
          пожелтевшие писем листики
          просто знаки моей семантики
          или звуки моей лингвистики
          незеркальные отражения
          правил странной моей грамматики
          некорректные уравнения
          нашей камерной математики
          где до боли просты задания
          но за прежние прегрешения
          даже зная ответ заранее
          невозможно найти решение

          _^_




          * * *

          коллекция нежных признаний
          написанных пальцем на зеркале в тесной прихожей
          как можно такие слова доверять ледяному стеклу
          там есть неумелый портрет твой
          совсем на тебя не похожий
          забавная милая рожица в правом от сердца углу
          а сердце...
          оно не расколото
          просто немного помято
          как это случается с нами покуда фортуна незла
          я снова пишу тебе что-то
          все также неровно
          невнятно
          и ты мне ответишь чуть позже
          коснувшись губами стекла

          _^_




          * * *

          ... волос твоих коснувшись взглядом
          забыть о мелочных делах
          покуда ангел ходит рядом
          не отражаясь в зеркалах
          небритый
          сгорбленный
          тревожный
          с глазами в боли и огне
          все так же дьявольски безбожно
          тебя ревнующий ко мне...

          _^_




          * * *

          что-то есть в бытии
          что не смоешь ни водкой ни кровью
          ближе к ночи болит
          нарывает опять и опять
          напиши мне письмо
          напиши
          из россии с любовью
          я присяду на краешек жизни
          присяду и буду читать...

          _^_




          * * *

          отражения ломких неловких движений
          поражений
          сражений
          разрывов и жжений
          отражения наших с тобой отражений
          словно мошки что мчатся на свет
          что ж на рожу пенять если зеркало криво
          наш последний роман лишь бульварное чтиво
          дай нам господи силы легко и красиво
          развязать этот странный сюжет

          _^_




          * * *

          если путаешь ноты зазубренных намертво тем
          если падаешь вниз в восходящем спиральном потоке
          если сходишь с ума не умея придумать зачем
          если страшно боишься остаться пустым и жестоким
          если время уходит опять как вода в никуда
          если даже во сне о любви тебе больно немножко
          это просто сорвалась с орбиты чужая звезда
          и лежит остывая в протянутых мягких ладошках...

          _^_




          * * *

          нет тебя
          только тени движение
          в темном зеркале сумрачной вечности
          как ночное щемящее жжение
          отсеченной хирургом конечности
          там
          за мутными стеклами пыльными
          бестолковое прошлое спутано
          и лишь память широкими крыльями
          словно пледом шотландским укутана

          _^_



          © Валерий Лукин, 2003-2020.
          © Сетевая Словесность, 2003-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность