Словесность

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Эдуард Коркотян

[Написать письмо]

Эдуард Коркотян

Для начала попробуйте родиться не совсем там, где следовало бы. Именно с этой мыслью спасайтесь от восточного гостеприимства. Будьте еврейским мальчиком с армянской фамилией и армянским же самомнением. Будьте армянским мальчиком с еврейскими родственниками и еврейским же комплексом неполновесной неполноценности. Как в магазине, где вас обвешивают и сразу же обсчитывают. Пусть вас бьют и любят за одно и то же.

Попробуйте так тщательно симулировать акцент, чтобы собственная речь без акцента начала казаться вам фальшивой, расплывчатой. Вообще, всё время старайтесь не слишком выделяться, подозревая, что именно это и выделяет.

Попытайтесь ненавидеть стихи, считать их ничем не оправданным нагромождением рефлексий, снабжённых игривыми окончаниями. И, разумеется, пишите их. Будьте равнодушны к наукам, считайте себя чем-то вроде агностика, только не так торжественно. И это - защищая диссертацию. Мечтайте уехать на запад, запить; имейте успех у женщин, имейте и женщин и успех. При этом обнаружьте себя на ещё большем востоке, хоть и ближнем. Вообще, из ближних не любите в том числе и восток. Живите не с ним, но на нём.

Изучайте мозг. Лезьте туда пальцами. Сочиняйте ему мадригалы и публикуйте в научной периодике. Живите с руками по локти в крови четверолапых жертв мадригалов. Получайте зарплату из расчёта: мучительная жизнь наяву за безболезненную смерть под наркозом. Сходите к психиатру, прочтите свои симптомы в его воспалённом взоре. Успокойте его, оставьте свой телефон. Пообещайте, что всё будет хорошо. Старый мудрый Алонович - он, кажется, не поверит. Когда говоришь не в стихах - тебе не верят.

Для конца попробуйте говорить в стихах.

Рефлексии
три поэмы
(5 января 2001)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Повторение слов [Подвальная кошка, со своими понятными всем слабостями и ограниченностью мировоззрения - вот кто, по-настоящему. гарант мира и стабильности, а не самозваные...] Татьяна Шереметева: Маленькие эссе из книги "Личная коллекция" [Я не хочу. Не хочу, чтобы то, что меня мучает, утратило бы силу надо мной. Что-то в этом есть предательское по отношению к моим воспоминаниям, к тем,...] Глеб Богачёв, И всё же живёт [Антологию рано ушедших поэтов "Уйти. Остаться. Жить" трижды представили в Питере и Ленинградской области.] Александра Сандомирская: Дождь и туман [Сладким соком, душистой смолой, / током воздуха, танцем пчелиным / бог, обычно такой молчаливый, / говорить начинает со мной...] Алексей Смирнов: Опыты анатомирования, Опыты долгожительства: и Опыты реконструкции, или Молодильные яблоки [Все замолкают, когда я выхожу в сад. / Потому что боятся. / Подозревают, что дело плохо, но ничего не знают и не понимают...] Игорь Андреев: Консультант в Еврейском музее [...А Федю иногда манил дух Израиля. Еврей! Это слово для него было наполнено какой-то невыразимой магией...] Андрей Баранов: Синие крыши Дар-эс-Салама [Мы заснули врачами, поэтами, / инженерами и музыкантами, / а проснулись ворами отпетыми, / проходимцами и коммерсантами...] Григорий Князев: Лето благодатное [Как в начале ни ахай, как в конце ни охай, / Это лето обещает нам стать эпохой, / Жизнью в миниатюре, главой в романе, - / С урожаем рифм... и без...]