Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



Автор эмблемы конкурса:
Светлана Смирнова (СПб)
     Галина Давыдова


1 КОНСТАТАЦИЯ

Счастье - враг перемен, и поэтому нам не дано
Прикоснуться к нему даже краем крыла. Констатируй
Отреченье от чувства вины перед сонной квартирой,
Собирайся с мечтами и - в настежь слепое окно -

Улетай. Нам опять по пути. По пути на восток
Можно встретить десятки и сотни таких же скитальцев,
Облаченных в дурацкие перья. А хочешь - останься.
Всё равно всё условно, а значит - всё снова не то,

Не такое, не с теми. Закат, как дрожащий зрачок
Зажигалки мигнет и погаснет, боясь твоей тени
На шершавой стене... Мы свободны от хитросплетений
Географии этих окраин. И Бог ни при чем -

Он всего лишь нелепое следствие вечных обид
Друг на друга и на... невозможность прощения, что ли...
Наши крылья - еще один способ не чувствовать боли
Городов, от которых усталые души знобит...




2 ТРЕЩИНКА  НА  АМАЛЬГАМЕ

Еще один способ извечных вечерних молитв
богам зазеркалья - сквозь трещинку на амальгаме
пролить свою веру в пустячность всего, что болит
и стонет в тебе моим голосом, плачет снегами

бездумной зимы, серебристой лисицы - сестры
земных отражений коротенькой линии жизни
того, кто однажды узнал, как опасно остры
блестящие грани грядущего счастья... Приснись и

еще один раз промелькни за недвижностью век,
продлись, прокрадись, прозвучи как седеющий шепот
февральского ветра, пробейся на свет, как побег
волшебной травы-оберега - и выживи. Что бы

потом ни случилось - за самым холодным стеклом,
за тысячей дымных теней и ночных силуэтов
тебя будет ждать моя нежность, любовь и тепло,
а не миражи отражений... ты помнишь об этом?




3 ЗАВТРАКИ

А через десять тысяч лет я снова вас увижу -
Но я уже не буду мной (надеюсь, anyway),
И вы мне станете родней, (а может, даже ближе),
чем телефоны - голосам и завтраки - траве.

И мы посмотрим свысока на прошлые дилеммы,
и будет день, и будет ночь, и снова будет день.
И можно будет просто так - легко и бессистемно
не только по небу летать - но даже по воде

ходить-бродить туда-сюда, не думая о том, как
на это смотрят стаи рыб, что плавают на дне -
и можно будет, бросив всех, с заплечною котомкой
уйти в какой-нибудь рассвет. А в этой жизни мне

конечно, горы по плечо и море по колено,
но мненье карпов и сомов важнее пенья птиц.
Нет, я стараюсь, я учусь ходить - и постепенно -
я обещаю вам суметь куда-нибудь уйти,

где проще роли не играть, чем не иметь значенья,
где через десять тысяч лет мы встретимся - скоре-
е после дождика в четверг, но лучше - в воскресенье -
и это будет чудный повод больше не стареть.




4 РАЗБУДИ  МЕНЯ  В  АВГУСТЕ

разбуди меня в августе. в тысяче ласковых весен
от последней любви, от колючих апрельских дождинок,
от меня, позабытой теплом. разбуди меня вовремя - после
полосы невезения, после тоски. разбуди, но
помоги мне еще хоть на миг удержаться на грани
перехода из сонного сумрака в солнечный ветер
поцелуев твоих. пусть волшебное утро настанет
осторожно, не сразу - и пусть этот день не отметит
ни один календарь...




5 КОВЧЕГ

Ноль градусов в ночи, и твой ковчег,
похоже, скоро станет ледоколом...
Обломки междометий и глаголов,
уснули на сияющем плече
червонно-золотой луны...
В тебе
светло и тихо.
Хочется летать, но
боюсь спугнуть твой сон -
в его объятьях
покоится полвечности -
без бед,
без войн,
без слёз.
И, кажется, без нас...
Но что есть мы?
Песчинки на ладони
Всевышнего...
Ты
дальше и бездонней,
чем это небо...
Я
опять больна
случайной теплотой, в который раз
настигшей так внезапно в сотне жизней
от прошлой встречи.
Я прижмусь спиной
к одной из волн и исцелюсь...
Спи, Ной.




6 Я  С  ТОБОЙ
(крылья)


Я с тобой. Посмотри, это я, я вернулась в забытый январь твоих писем,
опоздав на полжизни твоей и своей... для обычного календаря на полгода,
а для тех, кто не ждал - навсегда. Ты не брани меня только, не злись, и
если можешь, поверь и прости, даже если прощения вышли из моды.
Я вернулась. Я стала собою. Но если ты сразу узнал меня, значит
я осталась собой, я смогла... иногда это сделать намного труднее.
Вот и все. Все закончилось и начинается заново. Нашу задачу
мне решать в одиночку теперь уже незачем - знаешь, как часто во сне я
говорила с тобой... да, неважно, о чем. Я ведь, правда, такая как раньше,
мы реальны как снег на твоем подоконнике, милый мой, ты понимаешь?
Я пришла, я теперь не нелепый значок, замороженный в мертвом экране,
а простой человечек из плоти и глупенькой веры. В дырявом кармане
не держу ни ножа, ни осколка мечты, ни обрывков бумажных иллюзий, -
у меня ничего не осталось, я все растеряла, внезапно оттаяв.
Поцелуй, меня и успокой. Засыпая, я молча за нас помолюсь, и
В первый раз за полжизни спиною почувствую крылья. Я снова летаю.




7 ВОСЕМЬ  СТРОФ  И  ЕЩЕ  КУСОЧЕК

... а луна висит золотою гирей,
освещая крыши, сгущая морок
полусонных бредней в прямом эфире
бесконечных выцветших разговоров.

У меня "Пикник", у тебя - Боб Марли,
у кого-то - полночь - зевать устала...
Неплохой марьяж для бездетной пары -
две бездомных музы внутри кристалла -

восемь острых граней почти не ранят,
так прозрачны, - значит, найдется повод
не сказать о главном, бродя мирами
безупречных слов. Ничего такого,

для чего понадобилось бы чудо,
мы не сможем выдумать - и не нужно, -
у тебя - тоска, у меня - простуда,
у кого-то - ревность, дыша натужно,

возникает тучей в дверном проёме
в третий раз за час - и, смирившись, с грустью
уползает спать. Мы опять вдвоем и
бесконечно - порознь. А где-то кустик

(улыбнись:)) багульника жмётся к - что там,
в тех широтах, милый, произрастает? -
ну, пускай, к такому же... сквозь пустоты
наших долгих пауз, шурша листами -

или просто - листьями, клин осенних
откровений молча летит на север -
умирать в надежде на воскресенье...
Мы идем к себе, ощущая всеми

запятыми, как далека дорога
до конечной цели - желанной точки...
Восемь строф о вечности - слишком много
для луны, распиленной на кусочки.....

Вот и утро.......




8 МЕЖДУ  МОЕЙ  И  ТВОЕЙ  ПОЛНОЧЬЮ

между моей и твоей полночью
месиво снежное носится бесится
песни весенние нехотя помнятся
лестница в небо непрочная лестница

небо изломано лестью последнею
ловит авоськами грусть запоздалую
стерпится слюбится сонными бреднями
все у вас лечится только их мало нам

нам докричавшим нелепые лозунги
нам от беспомощной правды ликующим
до хрипоты надышавшимся воздухом
прошлых дождей и несбывшихся будущих

нам состоящим из скуки и совести
нам состоящим в родстве с баобабами
нам перепутавшим цену и стоимость
быть не умеющим злыми и слабыми

нам нелетающим нам не запомнившим
лиц и событий чисел и месяцев
между твоей и моей полночью
выпадет шанс окончательно встретиться




9 ТЫ  ПИШЕШЬ...

Ты пишешь мне письма-стихи, оставляя Нас - буквам
на чьем-то экране, чужим междустрочьям и ритмам.
Ты пишешь и плачешь, и чувствуешь - слово "разлука"
на кончиках пальцев остыло, приелась коррида

со временем, с небом, с молчанием, с северным ветром...
Оставь меня здесь - вне себя, вне дорог, вне стихии.
Оставь свои мысли в себе - не "когда-то", не "где-то" -
и освободись. Эти письма читают другие -

Твои и мои незнакомые - разные люди...
Ведь нас разберут на созвучья, по крохам растащат...
Ты разве не слышишь их шепот? (Ты пишешь - "люблю те..."
Читают - "мне хочется тра...") Непролазная чаща

их вечных бессонниц, застывших над каждою строчкой,
с годами становится только страшней и темнее.
Мы в ней потеряемся, слышишь? Дорога короче,
когда напрямик... если любишь, скажи это мне. Я

умею и верить, и быть одинаково светлой
и в счастье, и в горе, и в вечности, милый мой, лишь бы
ты верил в меня, а не в знак препинанья... ну, где ты?
Не слышишь... ты пишешь мне письма. Ты пишешь... ты пишешь...




10 СОТВОРЕНИЕ  МИРА

А ночь прошла. И день прошел. И день
был светел... да, любимый, он был светел,
как след того, кто ходит по воде,
не намочив сандалий. Кто-то третий -
быть может, Дух, а, может, отзвук слов
Твоих весь день звучал во мне, и память
звенела колокольчиком: "светло,
светло, светло..." Пустяк, что между нами -
четыре мира, сорок сороков
сердец и душ - я всё же научилась
дышать тобой - бездумно и легко...
Все грозы позади, и нет причины
не верить в чудо. Встреча до сих пор
не состоялась, но Вселенский Дворник,
пошагово исследующий двор
моей бессонной нежности, покорно
сметает снег с тропинок... Видишь, как
всё просто, если быть... собой всего лишь...
Я к небу и земле в Твоих руках,
добавлю солнце......если Ты позволишь...




© Галина Давыдова, 2002-2020.
© Сетевая Словесность, 2002-2020.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Бутман и Гробин: и Эхстрим: Рассказы [- Боритесь! - крикнул Солодов. - Дроны копаются в белье ваших сыновей и матерей! Нет государственному шантажу!..] Ростислав Клубков: Утренняя заря [Эта война превратила души в человеческие тела. Окровавленные, мертвые...] Максим Матковский: Спасибо за блинчики, сестра [Если бы я не писал стихов, / но читал бы свои стихи, которые бы / написал кто-то другой, / то стихи бы эти мне обязательно нравились...] Андрей Баранов: В поисках свободы и покоя [Снился мне в ночь удивительный сон. / С неба спускается ангелов сонм, / Бьют барабаны, кимвалы гремят, / Медные трубы на солнце горят...] Алексей Ланцов: Шаблон разрыва [Мысленно лайкну няшный денёк / И уберусь восвояси / Майнить поэзию, ждать Рагнарёк, / Думать о смертном часе...] Андрей Бикетов: "Сумеречная" итальянская поэзия [Стихи известных итальянских поэтов: Гвидо Гоццано, Серджио Кораццини, Марино Моретти, Коррадо Говони, Фабрицио Фрозини, Камилло Пеннати.] Михаил Ковсан: Туманный Сизиф [В такой день временные отрезки один с другим не стыкуются, в пазы не попадая. Необходимость в осторожном насилии: надавить, не сломав, подвигнуть, саму...] Дмитрий Ратников: Прилив [Третий месяц нет никаких новостей из дома. / Письма не пишет дама. Страшней синдрома / одиночества - только болезнь рефрена...] Дмитрий Гаранин: Оптическая песнь [И пусть дана свобода мнения, / Сомненья нет, как в божьем даре, / Что наступает просветление / На карте рваных полушарий...] Вероника Сенькина: Стихотворения [Ни этих слов, ни тех, не понедельник, / не Питер, не всерьёз, не Англетер, / а сам себе убийственный подельник, / а сам себя, увидев, проглядел...]
Словесность