Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



        РОМЕОСТАЗ


        * ШТОРМ НА ЗАБРОШЕННОМ ПЛЯЖЕ
        * Краплёные капли лениво ложатся...
        * Улетая в далёкий Замуж...
        * Черный котенок...
        * Луна аннулирует все долги...
        * ДИСПОЗИЦИЯ
        * Фату судьбы приподыми...
        * ЭЛЕМЕНТАЛЬ
         
        * Суфлер в анатомическом театре...
        * А смерть - точилка...
        * МЕТАМОРФОЗЫ
        * Как сказал бы нам Бродский...
        * РАЗИН
        * ОСЬМИНОГ-ПОЭТ
        * БЕСЕДА С ЛЕТУЧЕЙ МЫШЬЮ: КОНСПЕКТ


          ШТОРМ  НА  ЗАБРОШЕННОМ  ПЛЯЖЕ

          ... А море Икаром - на небо рывком,
          но небо - пустует: ни солнца, ни Бога.
          О, как всё пустынно, и как всё легко,
          и как всё убого...

          Лишь мокрые перья по небу скользят;
          а морю хотелось - рывком и Икаром,
          до солнца, до Бога... Но видно - нельзя.
          И море - икает.

          2002

          _^_




          * * *

          Краплёные капли лениво ложатся
          на ломберный столик краснеющих крыш...
          Ты снова мухлюешь, погодовожатый;
          заоблачный гений, ты снова ловчишь.
          Над городом замер неправильный улей:
          сомнамбулы-дамы, тузы-ворчуны...
          О тучный начальник, одышливый шулер,
          спаси нас от этой бубновой чумы -
          от пасмурной лени, скуластой зевоты,
          от медленных капель на грязном стекле...
          Я движусь, как муха, попавшая в соты,
          и греюсь в текилы холодном тепле,
          и прячу голодное тело в утёсах
          халата, футболок, шарфов и штанин;
          я стрёмная, струнная, странная особь:
          я полумужчина и полупингвин...

          Пошли нам, ей-Богу, хорошую бурю,
          на зависть придуманным нами врагам;
          ты ж это умеешь - хорошую бурю,
          чудесную бурю, а то - ураган!..
          Пускай буревестник летит себе гордо;
          ну что тебе стоит - пошли нам грозу!
          ... Ни шатко, ни валко; ни ливень, ни вёдро -
          краплёные капли, девятка к тузу.
          Одышливый шулер... Сыграть с тобой, что ли,
          и выиграть что-нибудь вроде пурги?..
          Но эта игра, к сожаленью, не стоит
          ни мессы, ни свечки, ни левой серьги.

          2002

          _^_




          * * *

          "- Улетая в далёкий Замуж,
          где полно молока и мёда,
          напоследок окинь глазами
          безалаберность и свободу,
          бестолковых своих вассалов,
          надоевших пажей и фрейлин..."

              (Что хотела - давно сказала.
              Повторяться напрасно - ей ли?..
              - Что из них - ни один не вырос:
              постаревшие в пьянках дети,
              и во всех - безнадёги вирус,
              и у всех - недостача в смете...)

          "- И не лучше ли, впрямь, синице
          в огрубевших мужских ладонях,
          чем по небу весь век крутиться
          за дурацкой мечтой в погоне?..

          Так купи же билет на "Боинг",
          распродай по частям свой замок...
          Мы внизу вслед тебе завоем,
          улетевшей в далёкий Замуж."

          2002

          _^_




          * * *

          Черный котенок
          перебежал мне дорогу -
          маленький, а туда же...

          _^_




          * * *

          ... Луна аннулирует все долги,
          и желтым фломастером ставит крест
          на всех обещаниях - или плюс?..
          Мигает: давай-ка, сбеги, солги;
          мочой заливается в мой подъезд,
          крадется к постели и шепчет: "трус..."

          Луна пожинает плохие сны,
          с косой и серпом за столом лежит,
          впиваясь в мой мозг, как хорёк - в яйцо...
          Луна, ты мой кровник и мой мясник,
          папаша кошмаров, мамаша лжи,
          закутано в маску твоё лицо.

          Луна - это желтый громадный пресс,
          пропахший асфальтом и злом каток:
          как лихо по мне разъезжает он...
          Но тут раздается веселый плеск,
          из моря выходит Незнамо Кто,
          и шумно садится на горный трон.

          И тут же луна убыстряет ход,
          но Некто бросает своё копьё,
          и желчь проливает из лунных уст;
          луна убегает, что твой енот,
          и долго морскую микстуру пьёт...
          Наутро же трон - безупречно пуст.

          Ты скажешь, что это - всего лишь сон.
          Ты скажешь, что это - виденье, бред...
          Сегодняшней ночью учуешь сам:
          луна издает приглушенный стон,
          луна оставляет кровавый след,
          на лунном пергаменте - свежий шрам.

          2002

          _^_




          ДИСПОЗИЦИЯ

          Заплёванный демон за левым плечом, заклёванный ангел за правым;
          в руках у них полные кубки - причем наполнены явно отравой.
          За левым - вовсю разомлел и вспотел, и весь в предвкушеньи улова;
          он ложечкой жадно мешает коктейль в стакане со штампом столовой,
          в котором - пропорции знаешь и сам - настойка из мёда и дёгтя
          (настойка течёт по губам и усам, и капает пена на когти).
          Еще в том коктейле - сурьма, белена, и кровь убиенного бога...
          Напиток что надо, и свалит слона; зовется он "Гоголь-Магоголь".
          Советую взять на заметку рецепт... А справа - до боли похоже:
          блаженство на ангела полном лице, и он в предвкушении тоже.
          Он снял, словно шляпу, светящийся нимб, и лысиной нынче сверкает.
          Щербатая чашка стоит перед ним, обычная, знаешь, такая.
          На чашке написано: "Рыбы", а в ней - настойка из мёда и мака,
          а к ним - кардамон, и имбирь, и елей, и трав понапихано всяко.
          Он пьёт, и глотает, и смотрит в окно на сонную лунную дыню;
          он видит - на брюках темнеет пятно, и душу отводит латынью...

          Заплёванный демон за левым плечом, заплаканный ангел за правым;
          закуски лежат на тарелках - причем по виду отрава отравой:
          на этой - асфальт, а на той - асфодель (не спрашивай - знаю лишь имя).
          Тут - ангел-хранитель, а там - асмодей; а я - хохочу между ними;
          а я потихоньку тяну чёрте-чё, сорвав этикетку с бутылки,
          и пряная жидкость в желудок течёт и что-то бормочет там пылко.
          Горит пентаграмма на левой стене, на правой - рыдает икона;
          глотаю настой из костей и теней на грязной воде Рубикона.
          ... Такая вот притча о зле и добре, посланниках рая и ада:
          за левым - вонища, за правым - амбре, куда не посмотришь - засада.
          Заплёванный демон блюёт в унитаз, и храп обессиленный - справа;
          и кто-то смеющийся смотрит на нас, шепча механически: "Браво!"

          2002

          _^_




          * * *

              И падали два башмачка
              Со стуком на пол.
                Б. Пастернак

          Фату судьбы приподыми
          и покажи, кто ты такая;
          кого мне ждать на дне зимы,
          похлёбку осени лакая;

          кто улыбнётся - мол, "прости!.. ",
          и в жизнь мою войдёт без спроса,
          и пару туфелек простых
          с хрустальным стуком нa пол сбросит...

          2001-2002

          _^_




          ЭЛЕМЕНТАЛЬ

          Ты разумеешь язык тепла,
          а не азы понятий.
          (Хрупкое тело - острей стекла,
          кровь - от твоих объятий.)

          Вся из эфира, огня и льда.
          Губы твои - росянки.
          Армии джиннов простой солдат
          из позабытой склянки.

          Душный кошмар на ночном коне,
          мавка, суккуб, русалка...
          Жалко, души в тебе только нет.
          Жалко. И вправду жалко...

          2002

          _^_




          * * *

          Суфлер в анатомическом театре
          (а заодно гример и декоратор),
          руковожу своей корявой труппой -
          что говорить, кому куда идти...
          Они играют - Беккета да Сартра;
          и хоть движенья их и вяловаты,
          не жалуюсь, ведь жаловаться глупо -
          послушнее актеров не найти.

          Вот эта будет - нежной или грубой,
          вот этот будет - эльфом или троллем:
          податливы, материя сырая,
          ума не больше, чем у снегиря;
          и, раздвигая челюсти и губы,
          старательно озвучивают роли -
          но текст любой, увы, перевирают,
          глаголы все в прошедшем говоря.

          На желтой сцене, дочиста отмытой,
          тяжеловесно шутят, интригуют,
          друг друга месят, словно тело - тесто,
          покорное и скалке, и ножу;
          как будто всё взаправду - да, но мы-то,
          но я-то знаю истину другую:
          их действия послушны мне и тексту,
          который я шепча произношу.

          Пришла пора антракта, перекура;
          я череп поворачиваю к залу,
          высматривая новых кандидатов
          отмеченных отметиной "готов".
          ... А манекены с синим маникюром
          и белыми, прозрачными глазами
          старательно высчитывают даты.
          Но Смерть придет быстрее, чем Годо.

          2002

          _^_




          * * *

          ... А смерть - точилка. Это ей (точащей нас и дни и ночи)
          благодаря - мы всё острей, но всё короче и короче...

          _^_




          МЕТАМОРФОЗЫ

          1

          ... Дождь размывает скрипящий город,
          как акварель на рисунке глупом,
          тушь на глазах, сквозь меня глядящих,
          жирных чернильных моих балбесов...
          Город - повержен; а дождь-Егорий,
          попировав на змеином трупе,
          думает: сдался мне этот ящер,
          и - исчезает за ближним лесом...

          2

          Следом - тумана ребристый ластик,
          пахнущий свежей сырой резиной,
          пахнущий стиркой, грибами, хлевом
          и молоком, почему-то - козьим...
          Месяц выходит, мурлыча "аста,
          аста ла виста"; и ножик длинный,
          длинный, кухонный, и в крошках хлеба -
          этот туман беспощадно косит...

          3

          Насобирать бы грибов, да только
          в наших асфальтах - одна отрава:
          зонтики красные - мухоморы,
          зонтики черные - та же соя...
          Их что варить, что тушить - без толку:
          лучше оставить их мокнуть, право,
          или тушить ими сине море,
          если лисички поджог устроят...

          4

          Но, расплываясь зеленой кляксой,
          кляксой оранжевой, кляксой серой;
          но, превращаясь в потёки краски,
          но, унижаясь пред взглядом Бога,
          город - восстанет: сначала - таксой,
          медноголовым затем терьером,
          следом - боксёром лихой закваски,
          и напоследок - красавцем-догом...

          5

          Ветер шуршит по земле, как веник
          в сумрачной и нелюбимой школе, -
          гонит обрывки речей, гримасы,
          листья и мусор летят по кругу...
          ... Что если, выплыв из пепла, Феникс
          вдруг обнаружит, что стал всего лишь
          курицей мокрой, дешевым мясом,
          хохотуна-петуха подругой?..

          2002

          _^_




          * * *

          Как сказал бы нам Бродский, печальный рыжий - это солнце слюною горячей брыжжет, объясняя отличье души от тела невесомой луне. И луна вспотела.
          Это курит асфальт - сигареты "Ноблесс", а не "Приму", поскольку - другая область; широта-то другая, но та же узость...
          Ничего не попишешь, надсадно тужась - просто ртуть подросла до отметки "сорок"; этак все мы, пожалуй, забредим скоро. Кипяток из холодного хлещет крана; белый мячик влетает в ворота Кана... Не до жиру сегодня - не сжечь бы кожу; Казанова - и тот бы взмолился: "Позже!", предпочтя кружку пива утехам плотским - как сказал бы блестящий от пота Бродский.
          Это просто погода, не больше, Игорь. Это ветер горячий танцует джигу, ну, и дует в волынку заправским горцем, намекая, что выпил бы пару порций... Вентилятор в экстазе, сопит пропеллер. Мы так много пропили, так мало спели... Диспозиция: Хайфа, июль, Израиль - ближе к морю и, видимо, ближе к раю... Ненароком взгрустнулось? - по крайней мере есть старинный, надежный рецепт Сальери: кока-колы бутылка и томик Шекли.
          ... Хоть и вправду сегодня - светлей, чем в пекле, и душней, чем у танкера в черном трюме, - как сказал бы нам Бродский. Но Бродский умер.

          2002

          _^_




          РАЗИН

          ... Не по Стеньке, наверное, шапка...
          ... - И на что ему эта царевна -
          бусурманка, татарка, арапка,
          из-под челки глядящая гневно...
          ... - Ишь, как зырится, зенки таращит,
          ненавидящим взором буравит...
          ... - Перезлится - любить будет слаще:
          не придумано лучше приправы!
          ...- Поцарапает, после поплачет,
          повздыхает - и свыкнется скоро...
          ... - Раз гордячка - то будет горячей;
          раз строптивая - станет покорной...

          ... - Не по Стеньке та, стало быть, шапка,
          окрутила беднягу царевна:
          атаман оказался-то - тряпкой,
          был мужик, ну а нынче - что евнух.
          ... - Подойти к ней - и то не решился,
          как посмотрит - глаза опускает:
          бусурманка его - словно шилом,
          словно рыбу - царевна морская...
          ... - Стенька бродит с утра очумелый,
          ошалевший, пьянее, чем пьяный...
          ... - Это, братцы, последнее дело.
          Надо, братцы, спасать атамана...

          ... А ладья выплывает на стрежень...
          Слово за слово, ссора не ссора -
          трое Разина за руки держат,
          двое в ноги бросаются споро;
          Прошка с Филькой хватают царевну,
          в сероватую Волгу бросают...
          Исчезают круги постепенно,
          пузыри на поверхности тают.

          Держат бережно Стеньку, но крепко.
          Прошка Разину шепчет на ухо:
          "Ну подумаешь, девка как девка.
          От нее нам - сплошная непруха.
          Бусурманочка эта на кой нам?
          Не нашел, что ли, лучше подруги?.. "
          А река так бездумно спокойна,
          облака проплывают, как струги...

          2002

          _^_




          ОСЬМИНОГ-ПОЭТ

            "Ce monstre inhumain, c'est moi-même"
              Guillaume Apollinaire, "La bestiaire"

          "Глубин пупырчатый жилец,
          печальный многочлен кессонный,
          я самому себе в жилет
          роняю капельки озона;
          ломаю щупальца, лома-
          -ю даже собственные строфы;
          я - незаконченный роман,
          очередная катастрофа...
          Сивуху северных морей
          глотаю с океана содой,
          закусывая поскорей
          соленым огурцом подлодок...
          Гарпун ли рассечет мне бровь,
          ударит ли акула с тыла -
          польется из меня не кровь,
          а в лучшем случае - чернила..."

          2001

          _^_




          БЕСЕДА  С  ЛЕТУЧЕЙ  МЫШЬЮ:  КОНСПЕКТ

          "Летучая мышь,
              куда ты летишь?
          От дерева к дереву,
              выше всех крыш.
          Сейчас треугольник
              ты в ромб превратишь,
          и замшей шурша -
              ш-ш-ш-ш..."

          "Летучая мышь,
              зачем ты пищишь,
          зачем рассекаешь
              вечернюю тишь?
          Ты лобзиком пилишь,
              мышиный малыш,
          и думаешь - "туш",
              а выходит - "кадиш"..."

          "Плакучая мышь,
              на ветке висишь
          тугим черносливом..."
              "Уставился, ишь...
          сложусь-ка я
              в метафизический шиш,
          и ловко исчезну... "
              ... ш-ш-ш-ш...

          2001

          _^_



          © Игорь Колмаков, 2002-2018.
          © Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность