Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность




ИМПЕРАТОР


Памяти А Н Т К

Я люблю музыку (чтобы она дрожала на каком-нибудь лугу, похожая на движение судьбы, на движение времени), - музыку, нескольких женщин (N в Милане, L во Флоренции, L в Неаполе уже умерла) и императора. - Я ненавидел его деспотию. Я был счастлив гибели империи в 14 году. - Но я любил его. Я смеюсь от счастья, написав о нем несколько строк. В нем было что-то от музыки.

Стендаль



Действующие лица:

КАТИГРОБ - старая бабушка
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК - продавец цветов

I

Маленький приморский город. На городской площади, вместо фонтана (а может это и есть фонтан?) стоит маленькая статуя каменного императора.

КАТИГРОБ: ЧТО это у вас? Тюльпаны?

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Да.

КАТИГРОБ: Живые тюльпаны?

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Да.

КАТИГРОБ: Но откуда быть здесь живым тюльпанам, ведь здесь не Голландия?

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Да, здесь не Голландия, но разве тюльпаны растут только в Голландии?  Н а   п р а х е   К а р ф а г е н а  тоже растут тюльпаны. Дикие, ничьи. (пауза) И даже более прекрасные, чем в Голландии.

пауза

КАТИГРОБ: Почему мне кажется, что ваши тюльпаны с того света, словно они призраки. А мы  м е р т в ы .   И живые мертвецы приходят к своим женам с того света, чтобы зачинать детей, как в трагедии Расина Протесилай приходит с того света к своей жене.

Его прикосновение было легким...

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Но тени был тяжел человеческий воздух и тяжела человеческая одежда.

пауза

КАТИГРОБ: Цветы, призраки. А знаете, в цветах есть что-то от музыки. От тени, от миража. От "исчезающей эфемериды света", как сказал какой-то итальянский поэт.

Покупает цветы и разворачивает газету.


II

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Я не знаю, откуда привозили, кто привозил эти свежие газеты, которые продавали вместе со свежим хлебом. Может быть, их печатали прямо в этом городе. В газетах публиковались списки убитых. "Долгая имен тропа", - как сказал другой итальянский поэт о другой войне.

пауза

Она сказала, что убили жениха ее внучки. Это значит, что внучка приедет к ней, чтобы она утешила ее. Но она не скажет, что он убит, чтобы не расстраивать бабушку. Она скажет, что он ее бросил.

пауза

Я увидел внучку бабушки Катигроб на другой день. Она была с бело-золотистыми волосами и с такой же бело-золотистой кожей и похожа на чахоточную. На ней была пунцовая шапочка, похожая на родинку, - но очень противная. Она плакала и моргала глазами и ее слезы как-то выскакивали на ее приставленные к векам ресницы, подпрыгивали на них и уже с ресниц падали в пыль на камни и на цветы. На следующий день она уехала.


III

Приморский город.

КАТИГРОБ: Почему на вас мундир?

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Потому что это мой мундир кавалерийского офицера.

КАТИГРОБ: Но он старый. Но его съела моль. Он лопнул. И у вас нет лошади. Куда вы поедете?

пауза

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Знаете, о чем я думаю?

КАТИГРОБ: И о чем вы думаете?

пауза

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Я думаю о императоре. О том, что я принадлежу сейчас к людям Франции. Которые, одновременно со мной, идут к нему.

КАТИГРОБ: Я увидела его вчера.

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Кого?

КАТИГРОБ: Императора. (пауза) Он проходил по улице. На нем был походный сюртук. Я закричала ему в окно: "Почему не заходите?" - Он приложил руку к треугольной шляпе и сказал, что не может отказать старой женщине.

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Что же было потом?

КАТИГРОБ: Потом? (пауза) Я сказала ему, что мою внучку бросил жених, его личный адъютант. Император сказал, что молодой человек не виноват. Виновато неприятельское ядро, которое его  р а с п л е с н у л о ,   как говорят военные. Он так засмеялся, что даже облился кофе. - Вы идете к нему, как нищий. Как слепой. Как если бы император был призраком, как если бы он вернулся во Францию из могилы.

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Как будто вы что-то знаете о его могиле.

КАТИГРОБ: А вы?

пауза

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: Я? - Есть океан. Есть остров. Есть гранит этого острова. Есть могила в песке этого острова. - Так, спящая на заре любимая женщина кажется миражом. - На этом песке тоже растут тюльпаны, дикие, ничьи.

КАТИГРОБ: И даже более прекрасные, чем в Голландии?

пауза

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ: И даже более прекрасные, чем самое прекрасное, что может создать человеческая душа.




© Ростислав Клубков, 2020-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021-2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность