Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЛОЗА


Я виноградарь теперь. Это такое чувство, как будто каждая лоза хочет на будущий год что-то важное мне рассказать и еще не проронила ни листа, а я уже слушаю и волнуюсь.

Серая весна, внутри серая решетка, внутри серый ствол, внутри ствола - зеленые и белые соки, крылья листьев, глаза ягод, слова и любовь. Нет зелени, есть обещание чуть ли не из-под асфальта:

- Такое будет, всё будет... Мне - лететь и литься. Не трамбуй меня, я взойду звуком альта и свешусь со стен внимательными сладкими взглядами, говорит она. Ты увидишь мою душу.

Есть у лозы и другие мысли:

- Я умная. Иногда наши взгляды будут встречаться. Ты пройдешь к морю, я останусь.

Виноградарю лоза сулит больше, чем прохожему. По воздуху мне переливается ее душа, лоза старается именно для меня, кажется мне; а может, это моя душа льется по воздуху будущим вином в ответ лозе.

Но сейчас, именно сейчас лоза не может показать ни листьев, ни ягод: нет их.

Надо ждать.

Ждать.

Ничего нет.

Будет лето, ствол зелено затанцует, теперь ни к кому не обращаясь. Когда и почему лоза переменится? Забудет обо мне. Сильная. Упивается собой и летом. Листья играют: в зверей - на фонарях, в домики - во дворах, в нежную мостовую - между небом и землей, в одеяло - ночью, в лозу и виноградаря - нет. Не летит, не льется. Она к небу ползет, а видит себя и потому густо зеленет. Она без меня растет. Я смотрю через виноградины на солнце. Так делают и простые прохожие. Прохожим жарко - ей нет. И мне нет.

Лоза кладет подбородки и локти на забор, когда я иду к морю, и мечтает о чем-то. Она видит всё, а о море только догадывается. Она не ревнует к морю. К морю меня ревнуют только северные растения.

Лоза нежно тянется к медовому старому дому и защищает его от уличного шума, стараясь заглянуть в окна.

У нее будет много черных и зеленых глаз, смотрящих мимо, мимо... А у нас с морем серо-бирюзовые. Только море меня видит хуже, чем она.

Гроздь как маленькое дерево, что выросло на ветке, на веткиной зеленой улице. Не рубить топором, не пилить, не жать серпом, а отковыривать от нее драгоценные мягкие камни. Сначала не поддастся. Потом ягоды сморщатся - грозди полягут в корзину.

Чем ближе осень, тем добрее лоза. Тем больше она снова думает обо мне. Думает о душе, сгорая листьями со стыда. И легче отдает ягоды. Они зачем-то сладки. Лоза - человекарь теперь. Это такое чувство у нее, будто я хочу ей что-то важное рассказать когда-нибудь - нет, прямо сейчас, а она терпеливо слушает и совсем немного волнуется. Чувство вина.




© Татьяна Карпеченко, 2007-2018.
© Сетевая Словесность, 2008-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Татьяна Шереметева: Шелковый шепот желаний [И решил Томас отправиться в морское путешествие. Жизнь на корабле особенная: там нет забот - все они оставлены на берегу, там можно думать только об удовольствиях...] Макс Неволошин: Подстава для Кэролайн [Кэролайн из тех барышень, которых хочется утешить или защитить от чего-нибудь. Желательно, обняв за плечи...] Ирина Кадочникова: "Отчего, неизреченный боже, ты меня покинул на меня..." (О творческой биографии Алексея Сомова) [Эссе Ирины Кадочниковой о творчестве поэта Алексея Сомова получило первое место в конкурсе "Уйти. Остаться. Жить" на лучшее эссе о рано ушедшем молодом...] Сергей Комлев: Чтобы жизнь после смерти оставалась легка [Так хотелось вина, чепухи, / много сдобы да бабу пуховую. / Но мне выдано - полночь, стихи. / И сережка зачем-то ольховая...] Виктория Кольцевая: Картинки с выставки [Давай останемся в реальности, / в эфире, / надвое расколотом. / Везде чума, / мой милый Августин, / и всюду шнапс дороже золота...] Сергей Сутулов-Катеринич: Мартовская Ида [Года и годы обитания в этой растреклятой и распрекрасной паутине подарили мне массу встреч...] Михаил Ковсан: Скользкий путь в гору [Ставни захлопывались. Свет выключался. Дверь закрывалась. И тьма стремилась меня поглотить. Я всматривался в щелочки ставень. Я вслушивался в звуки за...] Олег Демидов: Фатум, залёгший на дно (О книге Юрия Кублановского "Долгая переправа: 2001-2017") [К юбилею Юрия Кублановского вышла книга избранных стихотворений "Долгая переправа". В неё вошли тексты, написанные в XXI веке. В преддверии восьмого десятка...] Александра Шевченко: Не то чтобы модерно [...ходят утаптывая круги в снегу / хлопают рукавицами по бокам / в небе над ними зреет луна-чека / /дернем/ а сам-то можешь /и сам могу/...] Ал Пантелят: Игры закончились [что делать нам / когда мы уже собрали / свои стадионы...]
Словесность