Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



МОЛЧАНЬЕМ ТВОИМ ОБЕСТОЧЕН


 


      * * *

      Возлюбленная мной, - в момент полураспада,
      Жизнь не растормошив признаньем роковым,
      К безрадостной судьбе крамольного комбата
      Примериваюсь, в грудь впуская терпкий дым.
      Раздробленной судьбой - зачитываюсь. Скоро,
      Потёртость вздорных плеч запрятав в соболя,
      Ты под бравурный марш срамного приговора,
      Жизнь выскоблив, сбежишь, как крыса с корабля.

      _^_




      * * *

      Разделавшись с бесом
      Поездками в Талеж,
      Ни Брик, ни Дантесом
      Ты точно не станешь,
      Строптивая. Впрочем,
      Ты сможешь для дряни
      Чуть-чуть напророчить
      Судьбу - Модильяни.

      _^_




      * * *

      Сентябрь - строптив и своеволен -
      Водой сбив с древних колоколен
      Пернатых хищников, - как спички,
      Швыряет листья в электрички.
      Он кверцитроном вздорным метит
      Вагоны: в них - люд праздный едет:
      Кто - разрыхлять, мотыжить грядки;
      Кто - к падшей, взбалмошной солдатке;
      Кто - расчехлив с судьбой-кидалой
      Контракт, - вдоль жизни захудалой
      Стремглав бежит из Аустерлица
      В Кузьминки - скурвиться и спиться.

      _^_




      * * *

      Раздробленностью чувств не дорожа,
      Обручена с болезненностью редкой,
      Ты, как вакханка, кормишься с ножа;
      Покуда Время (зверской табуреткой
      Вооружившись), ждёт - не прекословь -
      В надломленную искренность не веря,
      Команды - чтоб крамольную любовь
      Сроднить с землёй, как сдохнувшего зверя.

      _^_




      * * *

      Другим не понять - как восторженно, смело
      Ты, перемахнув через чувственность дня,
      В спонтанных предательствах не преуспела
      Низвергнуть незыблемость слова "родня".
      В срамных казематах подследственной боли
      Расщедрившись мудростью, - слышный едва -
      Прорвётся сквозь варварский слой канифоли
      Скандальный вердикт твоего естества.

      _^_




      * * *

      Судьба, поэт, предрешена.
      Признав в тебе единоверца,
      Когтит - строптивая жена
      Твоё взволнованное сердце.
      Взрастёт победа на крови:
      Увековечит встреча с бесом
      Рождённую не для любви
      И ставшую твоим Дантесом.

      _^_




      * * *
              Михаилу Анищенко

      Плач выскоблил рты от Самары до Йорка.
      Невзгод не страшась, никуда не спеша,
      Расслабилось тело в объятиях морга;
      Над телом, прощаясь, зависла душа.

      Пророк умерщвлён. Лица скорбью распяты.
      Вгрызаясь лопатой в промёрзшую твердь,
      В расхристанный день не жиды, не кастраты -
      Россия провидцу сосватала смерть.

      Прикормлена совесть овсом из ведёрка.
      Не корчась, не злобствуя, не ворожа,
      Расслабилось тело в объятиях морга;
      Над телом, прощаясь, зависла душа.

      _^_




      * * *

      1.
      В горизонтальной плоскости
      Подследственного дня
      Крест неблагопристойности
      Возвысился... Грызня
      Без зрелищ и без хлебца во...
      Возрадовавшись, - влёт,
      Как птицу, под Атепцево
      Смертельность дней - собьёт.

      2.
      Нашла коса на камень?! Что ж,
      Юродивый, под сердце во...
      Воткнув в судьбину вострый нож,
      Поставь крест на Атепцево.

      _^_




      * * *

      Взболтав ингредиенты
      Любви, разлуки, - рьяно
      Предвосхищаешь плен ты
      В объятьях басурмана.
      Ну что ж?! Судьбу на плечи
      Взвалив, - кариатиды
      Твердят в последний вечер
      Возлюбленной: "Иди ты..."

      _^_




      * * *

      Протрезвев от вздорной канители,
      Я в распутстве твёрд, как монолит.
      Вам со мной в застуженной постели
      Развлекаться гордость не велит?...
      Не велит?!... Тогда, отбросив свиток
      Воздыханий, вкрадчивость речей,
      Вспомню я: "Где баб - переизбыток,
      Там недолго будешь ты ничей."

      _^_




      * * *

      Раздышавшись, филигранно
      Cдвинув чувства набекрень,
      В сентябре скандально, рано
      С темнотой сроднился день.
      Втиснув душу в чёрный китель,
      Мгла неистовствует; в нём
      Твой подследственный сожитель
      Жизнь подкармливал враньём.
      Тридцать лет о нём - не слышно.
      Но, как встарь, в надсадный вой
      Впившись, льнет - скоропостижно -
      Жизнь - к веревке бельевой.

      _^_




      * * *

      Молчаньем твоим обесточен -
      Скорблю в новогоднюю ночь.
      И сумрак московских обочин
      Ничем мне не сможет помочь.
      Не Дракула я, не Отелло,
      Не мной обездвижен Эльбрус...
      А впрочем, какое Вам дело -
      Что любит Вас злой белорус?!

      _^_



© Виктор Хатеновский, 2019.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Анна Долгарева: Утопия (оммаж компьютерной игре "Мор.Утопия") [Мятежный март сродни моей природе. / Я слышу всё отчётливей весной, / как тает снег и как в бутылках бродит / не выпитое за зиму вино... / ...] Поцелованный ветром [Вечер памяти Александра Сопровского в Подмосковном литературном клубе "Стихотворный бегемот".] Айдар Сахибзадинов: Обгон: и Казанские вруны: Два рассказа [Ну, не хочешь сам, не мешай врать другому! Может, это потреба! Тем более, если честно, человек тут не врет, ибо сам верит. Он рядит себя в героя. Разве...] Владимир Алейников: В семидесятых [..В дымке призрачной. Там, в Царицыно. Там, совсем далеко. Далече. Там, где наши звучали речи. Где беседы мы встарь вели. Там, давно. Так давно! Когда-то...] Александр Немировский (1963-1986): Мы пришли, вы нас звали [...И всё равно полночное шоссе / И первый светофор на Кольцевой, / Хоть не желай того, вернутся все. / Куда тебе, куда ещё домой?] Галия: Мышиный горошек [Кто-то когда-то / придумал любовь, / сочиняя стекло / из тумана]
Словесность