Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Кароль К. (Ирина Карпинская)

        *

        * Ирис
        * Статуя



          Ирис
              Е. Горному

          Ты станешь, о моя, глаза
          Раскрывшая, за далью далью,
          Где огнеокою печалью
          Блистает в лепестке роса;
          Раскрывшая за далью даль,
          Где море жадно-голубого
          И, приобщение чужого,
          Ты станешь - горестная сталь.

          _^_




          Статуя

          I.

          Ах, мой милый Августин, Август-
          ин, Августин! Благо, розы. Снег
          на розах, черная, алая,
          я, не говори мне ничего.
          Богом не для вдохновенных уст
          стали имена мои всех,
          а во саду ли, бывало, я
          роза черная, счастье его.

                Вчера горя мало мила смерть
                раз два кружева вам дела нет
                сегодня жуткую сказку я
                что мой Августин чуть-чуть хитрец
                три четыре снег нег круговерть
                морозы розы слезы сто лет
                жду я тихая ласковая
                сама себе и мать и отец.

          Ах, мой милый Августин, что страх,
          чепуха, заходи на ночлег,
          ничего, алая, черная,
          что черт сказал, таки дела.
          АвгустАвгустинмилыймойах!
          Счастье, думал я, я, человек,
          Ах, брось, все, пустое, вздорное!..
          Отвечайте, что я умерла.



          2.

          Долго долго смотреть в сторону
          окна на город на ворону
          на дорогу, Ошеломляет.
          Горло само клонится к стону.
          В комнате холодно. Я тону
          в том, чего только не бывает.
          Как его, времени, например.



          3.

          "Хватит, больше нет сил сначала!"
          - Девочка, наш небольшой садик
          вполне вместил бы и этот крик,
          и такой смех, до даже колик...
          Но - так принято - я молчала.

                Небо неестественно-алым
                взгляд остановило на один
                "Ох!", отсвет на шарфик девочкин
                и слезы. Много таких картин,
                но как-то пахло небывалым.

          Видно, долго она стояла,
          тяжко волосы вниз по плечам
          легли, равно и к неудачам,
          и к весенним дурманным ночам,
          ножка тронула пьедестала

                Край... Небо чуть темнее, мало
                сопротивлялся ноге гранит.
                Теперь ей платья не разгладит
                больше никто, она здесь стоит,
                и аллея нарядней стала.

          _^_



          © Кароль К. (Ирина Карпинская).
          © Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Осень, пора бабьего лета. Одиночество и томленье как предчувствие первой любви. Что-то нежное теплится в мыслях, складывается, не угадывается... А это...] Ростислав Клубков: Новое небо [- Небо, - говорили, словно преодолевая смерть, шевелящиеся губы мертвой. - Спрятанное Небо в моей крови...] Виктор Афоничев: Счёт [Одни являются инструментом Всевышнего для совершения чуда, а кто не пригоден для этого, тем остаётся только рассказывать о чудесах.] Сергей Сутулов-Катеринич: Игра через тире [Прощай, непредсказуемая слава! / Творят добро, перемогая зло, / Моих обид несметная орава, / Моих побед посмертное число.] Алексей Борычев: Небеса. Паруса. Полюса [И бликами плачут пространство и время, / Но плачут спокойно, легко и светло. / И чьё-то крыло из иных измерений / Полдневным покоем на плечи легло...] Семён Каминский: Across The Room [Эх, если бы не надо было идти через весь бар, он бы непременно к ней подошёл...] Алексей Кудряков: Искусство воскрешения: о трёх стихотворениях Владимира Гандельсмана [Поэзия Гандельсмана уникальна тем, что в ней заметно стремление к преодолению словесной описательности: стихи призваны быть чем-то большим, чем стихи...] Александр Сизухин, Королевская проза [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" представляет свой новый роман Владимир Попов.] Ярослав Солонин: Молчать о своём чуде [я ведь не знаю даже / как оно будет там дальше / но мне уже это не важно / я знаю слово "(м)нестрашно"] Виталий Леоненко: Возраст [ты, вращая во рту гальку мысленных рек, / промычи, что на свете и нету, / нет правдивее смысла, чем этот разбег / перво-слов, перво-форм, перво-светов...]
Словесность