Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность


Читательский выбор 2001



Пуппеншпилер  и  Ученица


ВНИМАНИЕ!
Следующий ниже текст содержит описания из области сексуальных отношений и ненормативную лексику. Если вас шокируют подобные темы и выражения, рекомендуем вернуться к оглавлению "Словесности".
Приступая к чтению данной публикации, вы делаете это по своей доброй воле и на свой страх и риск.



Пуппеншпилер: Известно ли тебе, милая Ученица, что к каждой падшей женщине рано или поздно обязательно приходит Человек С Каменным Хуем? Поступь его тяжела, как у водопроводчика, лицо его покрыто трещинами, в глазах его гноится лед. Он входит ночью в дом и стоит в прихожей как чурбан, пока не стукнут два раза его Каменные Яйца и не заскрипит, поднимаясь, его Каменный Хуй. И тогда он чугунной поступью входит в спальню женщины, срывает с нее одеяло и вставляет свой мертвый Каменный Хуй в ее живую и теплую пизду. И женщина в ужасе просыпается от того что внутри нее растет огромная холодная пустота. Женщина хочет закричать, но Каменный Хуй замораживает ей изнутри сердце, и не может она издать ни звука, и лишь ногти ее ломаются о бесчувственную спину Человека С Каменным Хуем. И когда Каменный Хуй взрывается внутри ледяной пустоты миллионом каменных иголок, женщина теряет сознание. А когда она приходит в себя, Человека С Каменным Хуем уже нет, тикают часы и в окно светит фонарь. Женщина протягивает окровавленную руку к своему животу - а пизда у нее КАМЕННАЯ.

Ученица: Мы ебаться будем?

Пуппеншпилер: Да, обязательно. Но знаешь ли ты, что на острове Суматра водятся желтые макаки, которых аборигены называют на своем наречии бананоебами? Эти макаки знамениты тем, что ебут бананы, погружая их на три четверти себе в жопу. Беда же состоит в том, что экономика острова Суматра и благосостояние туземцев зависят именно от экспорта бананов. Макаки же выбирают самые лучшие бананы, при этом говно их отличается крайней едкостью и после использования ими бананов, последние годятся только на корм скоту, из которого на Суматре, как известно, водятся только игуаны, мясо которых, в свою очередь, отличается неприятным мускусным привкусом. Туземные фермеры пытались бороться с этим пристрастием макак, смазывая наиболее привлекательные бананы перцем и горчицей. Но когда выяснилось, что одна взбешенная макака-бананоеб может покрыть жидким калом до семи пальм, эту практику прекратили. Еще более проблему осложняет то, что желтая макака считается у местных жителей священным животным и отцом нации, поэтому об ее уничтожении не может быть и речи.

Ученица: Засунь мне палец в пизду.

Пуппеншпилер: Так хорошо?

Ученица: Да, спасибо.

Пуппеншпилер: И тут, если рассмотреть проблему внимательнее, возникает любопытнейший вопрос: так кто же кого ебет? Бананы ли ебут макак или макаки ебут бананы? Подходя к проблеме формально, можно сказать, что именно бананы ебут макак, так как это они погружаются к ним в жопу, а не наоборот. Но правильный ответ нужно искать отнюдь не здесь: на самом деле, бананы ебут туземцев. Это очень важно. Проследить цепочку ебущих и ебимых, и вовремя обнаружить в конце этой цепочки себя. В момент безмятежного счастья вздрогнуть, прислушаться и воскликнуть: "Кажется меня кто-то ебет!"



Пуппеншпилер замолкает и задумчиво чешет яйцо. Ученица достает из шкафа картонную коробку из-под зимних сапог и укладывает туда Пуппеншпилера.

Ученица: Хуй пососать?

Пуппеншпилер: Разумеется.

Засыпает.



Ученица накидывает халат и долго рассматривает свой глаз в маленьком зеркале, подняв пальцем верхнее веко. Потом встает, потягивается и нюхает коробку с Пуппеншпилером, морщится, приносит из кухни полиэтиленовый пакет, вытряхивает туда из коробки спящего Пуппеншпилера, завязывает пакет узлом и выбрасывает в мусорное ведро.



Раздается звонок в дверь. Ученица открывает, входит Человек С Каменным Хуем.



Человек С Каменным Хуем: Что это воняет?

Ученица: Мусор. Мусор воняет. В мусорном ведре. Которое я тебя еще утром просила вынести. Милый.



к о н е ц



© Дмитрий Горчев, 2001-2022.
© Сетевая Словесность, 2001-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Алейников: Галерея портретов: СМОГ [Что-то вроде пунктира. Наброски. Или, может, штрихи. Или краткие, из минувшей эпохи, истории. Или попросту - то, что вспомнилось мне, седому, прямо сейчас...] Яков Каунатор: Три рассказа [Однаако, - прошепелявил он. - Что мы видим здесь? А здесь, во-первых, многозначность, во-вторых, здесь мы имеем философический взгляд автора на глобальные...] Роман Смирнов: Прямоходящий муравей [Короче, на книгу нахныкав, / дам волю последним словам. / Так, в целом, и пишутся книги, / и ставятся подписи: "Вам!"] Евгения Серенко: Три рассказа [Необязательность встреч, лёгкость прощаний... ни слезинки, ни сожаления; плыла по жизни на светлом облаке, уверенная: так будет всегда...] Ростислав Клубков: Сестра Катерина [Здесь, на этом дворе, святая Катерина возвращала глаза слепым, возвращала калекам потерянные ноги и руки, воскрешала мертвых...] Аркадий Паранский: Повариха [Я посмотрел на лежащих в спальнике, спящих и чуть посапывающих женщин, наклонился, притянул к себе Оксану и нашёл своими губами среди лисьего меха её...] Илья Вересов: Сон других времён [а лучше ляг со мною на дороге / здесь воздух так натужно скроен / здесь слёзы в легких кипятит от зноя / здесь грёзы клерки крики всё без перебоя...]
Словесность