Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        ДНИ  МЕЖДУ  ДЕЛОМ


        * Так захотелось пошептаться!..
        * Впереди события, впереди отплытия...
        * Че - лавровый лист курили...
        * Все дело в воздухе...
        * Сердце рвется как граната...
         
        * От дороги до дороги...
        * В снегах, нанизанных машинами...
        * Когда придут с дерьмовой водкой...
        * За студеными ветрами...
        * Скрип колес телег усталых...


          * * *

          Так захотелось пошептаться!
          Так захотелось испугаться,
          что даже не с кем пошептаться...
          и убедиться, что ошибся;
          и молча видеть, как во тьме
          над кружкой с чаем пролетает
          судьба, которой не хватает,
          и наплевать, что не к тебе...
          и тихо выдохнуть в висок,
          и за ночь не сказать ни слова,
          и простоять (а что такого?)
          до утра плавая в окне.
          Так захотелось удивиться
          тому, что можешь удивиться,
          и в чем-то важном убедиться ...
          И убедился. И вздохнул.
          На спину лег. Один уснул.

          _^_




          * * *

          Впереди события, впереди отплытия
          оседает ком в груди -
          вы пока молчите, я

          стану что-то сказывать, на себя показывать;
          я не знаю: вы судьба
          или одноразово.

          Да и несущественно, да и фиолетово -
          просто что-то весело,
          просто что-то летнее...
          Встретились, расстанемся. Никуда не денемся.
          Да и не считается
          да мы и не надеемся.

          _^_




          * * *

              Михалычам

          Че - лавровый лист курили
          Ге - на кухне говорили
          Ва - суфийских музык пенье нас носило до ут-
          Ра - довались на цве-
          Ты - пришла дарить фигур-
          Ки - даться небом на ресни-
          Цы - почками мы уходим
          перешагивать деревь-
          Я еще зайду      :-)

          Рыжий парусник-
          и сухая пти-
          Ца - пля на болоте
          - Зумм! - зудит стру-
          Дом натянутое неблизкое небо
          белым бегом по ссссолнцу
          - Дынь! - кружимся,
          - Дынь! - вращаемся...

          _^_




          * * *

          Все дело в воздухе
          и в легких
          касаньях изнутри
          ошеломленной черепной коробки,
          смотри: из никуда
          сорвалось небо,
          и в ниоткуда зацепилось.
          Ты прежде не был
          с ним знаком - спешил,
          а в этот раз
          застыл:
          не отвести
          глаз.

          _^_




          * * *

          Сердце рвется как граната,
          распираемо изнутри
          запахами.
          Видимо, надо
          повторить...
          Повторяю.
          Дурман тот же!
          Июль, мать его, все де-
          ласково улыбаюсь прохожим:
          пьян, понимаете ли, с ут-
          радостно мне - лето, мать его!
          город пышет спелой травой,
          раздразнен короткими платьями
          выгибается мостовой...
          Как не понять его, мать его?
          Вместе балдеем с ним
          без всякого повода заднего:
          лето. Летим.

          _^_




          * * *

          От дороги до дороги,
          от тревоги до порога -
          сроки, наледи, мосты.
          Ждать бессмысленно
          и ты
          шапку в руки,
          ноги в руки,
          головой вперед от скуки
          Прыг!
          Да скок.
          Да за порог -
          это надо, это - рок.

          От Севильи до Гренады,
          от везенья до ограды,
          от ветров у черной речки
          свечки.

          Вот беда, и вот беда;
          радость вод и города
          облицованные пеплом.
          Колокольни-пальцы-жестом
          тянут небо на себя:
          бя-бя-бя да бя-бя-бя
          бя-бя-бя больное стадо.
          Колокольцы-пальник-рядом
          место любящих тебя.

          но дороги, все дороги...
          ничего не происходит.
          Ночь истома.
          День - из дома.
          Звук. Шаги.
          Ступени.
          Кто мы?

          _^_




          * * *

          В снегах, нанизанных машинами
          на фарный свет.
          В ветрах, облизанных карнизами
          за много лет,

          скользят попутчики случайные,
          гудят мосты.
          И рвутся, к дереву причалены,
          ворон хвосты.

          Неожидаемо и тонко
          вскипает ночь -
          ужалит серою поземкой,
          и мчится прочь...

          Зима оделась кирпичом:
          по непогоде.
          На цыпочках минуя дом
          судьба проходит.

          _^_




          * * *

          Когда придут с дерьмовой водкой
          друзья нетрезвою походкой
          когда забулькают пельмени
          в кастрюле емкости большой,

          когда разлито по стаканам
          а окна кажутся экраном -
          на кратких несколько мгновений
          в душе рождается покой.

              Душа над крышами взлетает,
              ее никто не замечает,
              и человек внизу качает
              тридцатилетней головой.

          В душе рождаются советы:
          как сделать то, закончить это,
          и как вернуть былое лето
          с хорошей женщиной одной...

          И снова плещется струя,
          и улыбаются друзья
          и в ногу пес уткнулся мордой -
          смотри, хозяин, это я!

              И снова все идут за водкой
              неадекватною походкой.

          Ночь. Ветер листьями играет
          его никто не замечает
          душа над городом летает,
          не поспевая за тобой.

          А воздух полон голосов
          духов и желтых светофоров
          и магазинчик занят скоро
          трехчеловекою толпой:

              бутылки сложены в пакет
              и пиво на губах искрится,
              а под подолом продавщицы
              такое видно на просвет!..

          И улыбаются друзья
          а самый лучший это я,
          а пес уже за кошкой мчится -
          вот это свежая струя!

              И три струи за гаражами
              поют о том что было с нами.

          ... Спасибо, Родина, тебе
          за воду, что бежит из крана!
          Закуска кончилась так рано,
          а деньги и того скорей;

          в желудке булькает незло
          коктейль "Бодяга", номер первый.
          На языке скончались нервы
          и всех под утро развезло

              душа висит у потолка
              в дыму последней сигареты -
              большая, сонная слегка
              и в предвкушении рассвета.

          Душе по-детски хорошо
          и ей немного странно это,
          хотя... на то оно и лето
          чтоб удовольствие пришло.

          В окне светлеет. Слышно птах
          чириканье. Троллейбус катит;
          и дворник выметает катет,
          давно сосчитанный в шагах.

              В душе рождается любовь
              любовь ее переполняет -
              но человек в углу качает
              тридцатилетней головой.

          Он хоть и пьян, но точно знает
          что жизнь такою не бывает,
          какою лето отражает
          ее: воздушной, золотой.

          И вырубается, едва
          начав с душою спор о главном,
          и грудь его вздымает плавно
          дыханье, скрывшее слова.

              Молчат уснувшие друзья
              у пса теория своя:
              ему хозяин заменяет
              иные смыслы бытия...

              И, обернувшись легкой лодкой,
              душа одна летит за водкой.


          _^_




          * * *

          За студеными ветрами,
          за реками, за глазами,
            за веревочкой
          жили-были
          ели-пили
            Руки лодочкой.
          Отвечали на вопросы,
          зажигали папиросы
            тонкой спичкою -
          уходили за делами,
          улыбались голосами
            в небо с лычкою.
          Замечали на рассвете
          как зима шагами метит
            окна стылые.
          Знали - первые пороши
          не расскажут о хорошем,
            снег не вымоет.
          Ждали - ночью распахнутся,
          наизнанку разойдутся
            ставни гулкие;
          не прощаясь, в белом вое
          уходили за судьбою
            переулками:
          за реками, за глазами,
          за студеными ветрами
            за веревочкой...
          находили чаще - сами,
          и всего остались маме
            руки лодочкой.

          _^_




          * * *

          Скрип колес телег усталых
          хлеба много, неба мало,
          звезды - пальцы на губах
          В прах
          впитались воды, годы
          пухом мечутся народы
          между небом и войной
          между берегом и бредом
          над забытой колеей,
          Летом
          хочешь быть собой:
          скрипом. слухом. самураем.

          _^_



          © Геннадич (Евстратов Алексей Геннадьевич), 2000-2018.
          © Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность